NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Творчество Лунатика


Творчество Лунатика

Сообщений 1 страница 10 из 284

1

Давно искал этот мини- омак и наконец-то откопал...

Лунатик написал(а):

- Мисато, прекрати, я вовсе не лапаю тебя!.. - возмутился Кадзи. - То есть, конечно, и это тоже, но вообще-то я пытаюсь...
- Ой!.. - девушка задохнулась от боли.
- Извини. Вот видишь, тебе лучше не брыкаться сейчас, рану разбередишь.
Попытка Рёдзи воззвать к здравомыслию девушки провалилась - этого качества у Мисато и в лучшие времена было немного.
- Тебе нельзя ходить...
- Если нельзя, но надо, то можно!.. Кадзи, мы посреди дикого леса, и врач нам здесь на голову не свалится...
Сверху раздался треск. Все задрали головы - и Виктор едва уклонился, когда не него обрушилось нечто светлое...
Виктор обалдело уставился себе под ноги. Перед ним возилась во мхах и слабо постанывала совсем мелкая девчонка - лет от силы тринадцати. Одетая крайне легко для ночной поры, лишь в матроску и короткие шорты.
Парень попытался сообразить, что с ней не так, и понимание рухнуло на него, звонко стукнув по макушке.
Сбитый ударом, он повалился прямо на девочку, та запищала и забрыкалась. Аска торопливо спихнула напарника:
- Он нечаянно. Просто ему метла на голову упала...
- Метла? - пробормотал Синдзи, не уверенный, что правильно разобрал её слова сквозь звон в ушах. Аска помогла встать обоим:
- Ну да, вот лежит.
Перед ним действительно лежала метла, черенок которой, очевидно, и треснул Виктора по голове.
- Ах, извините, - пролепетала девочка. - Это моя метла. Я нечаянно... Она нечаянно... Я сейчас вас вылечу... Вот только немного приду в себя...
Её японский был несколько архаичен, но вполне понятен. И вообще она была похожа на обычную японскую школьницу, если бы не...
Девочка осторожно встряхивала головой, из тёмной короткой шевелюры торчали ветки, листики и острые лисьи ушки.
- Ты кто? - в один голос спросили пришельцы.
- Да я тут просто... ох... летала, - рыжий хвост девочки смущённо подмёл воздух. - Азы вспоминала. Меня зовут Йошика, очень приятно... Ох!..
Она испуганно уставилась на Аску.
- Вы ранены? и вы тоже?.. - обернулась к Мисато.
Никто не успел среагировать, когда девочка, вдруг одевшись белым сиянием, одним прыжком оказалась рядом с лежащей Кацураги. Девочка упала на колени, вскинула руки над повязкой, и с её пальцев стекло голубое пламя.


Небольшая правка от меня

Сергей Олегович написал(а):

Парень попытался сообразить, что с ней не так, и понимание рухнуло на него, звонко бамкнув по макушке.
Сбитый ударом, он повалился прямо на девочку, та запищала и забрыкалась. Аска торопливо спихнула напарника:
- Он нечаянно. Просто ему ведро на голову упало...
- Ведро? - пробормотал Синдзи, не уверенный, что правильно разобрал её слова сквозь звон в ушах. Аска помогла встать обоим:
- Ну да, вот лежит.
Перед ним действительно лежало пустое ведёрко, которое, очевидно, и треснуло Виктора по голове. Рядом валялась самая обычная метла, правда сделанная очень аккуратно, в отличие от российских аналогов

+3

2

А с чем этот кроссовер?

0

3

E9A6
С "Штурмовыми ведьмами"

0

4

Хм, нашли что вспомнить... Если уж на то пошло, без контекста отрывок непонятен. Это была своего рода игра, кто-то начал о перемещении в другой мир НЕРВной команды, а мы подставляли "хвосты", предлагая эти самые миры. Я и сам его найти не могу...
Лучше бы что другое бросили.

Неведение Гермионы Грейнджер
Почему же нет защиты?
Джонатан Уилсон в очередной раз остановился и принялся водить перед собой палочкой, бормоча формулы проявляющих заклинаний. Результат всё тот же – одинокий как будто пустующий дом, на самом деле бывший одной из баз Фронта Альбиона, оказался совершенно незащищён магией.
Уилсон тронул Чёрную Метку через рукав своей мантии, тихо ругнулся и вновь повёл палочкой, на сей раз запустив недавно изобретённые чары сканирования.
И вновь ответ был отрицательным. Никаких работающих микросхем в доме и возле него не было. Джонатан перевёл дух. Похоже, здесь обошлось без этих чудовищных придумок альбионских безумцев, огнестрелов на ав-то-ма-ти-чес-ком управлении.
Разумеется, превосходство магов над магглами неоспоримо. Тем не менее заклинания, которые он сейчас пустил в ход, знал каждый ценящий свою жизнь Пожиратель. Гордецы, кричавшие о том, что изделия презренных землероев не могут представлять угрозы для истинных чистокровных повелителей волшебства, идущие в бой в полный рост… Где они? А кончились… Выжившие поумнели и теперь не считают зазорным для себя пригнуться, затихариться и задействовать заклинания, к изобретению которых, по слухам, приложил ум и магию сам Тёмный Лорд… после того, как восстановил своё тело, почти распиленное пополам очередью из пулемёта.
Почему же нет ни чар, ни механизмов защиты?
Джонатан, переложив палочку в левую руку, вытер вспотевшую ладонь о край мантии расцветки хаки. Тишина и спокойствие окружающего ему не нравилось. Пожиратель ткнул палочкой в центр правой ладони. Показалась капля крови, и Джонатан потащил из кобуры короткоствольный «кольт-детектив». Ранку защипало, и на рукояти тускло блеснули «руны грома».
Сначала использование огнестрельного оружия наряду с магией было визитной карточкой Фронта Альбиона. Тактика обоерукого боя палочкой и пистолетом, над которой поначалу смеялись, оказалась довольно эффективной и поколебала баланс сил в этой войне не в пользу Тёмного Лорда. Пожиратели, с неохотой перенимая опыт своих врагов, принялись вооружаться маггловскими изобретениями и тренироваться использовать их.
Фронт Альбиона тогда поступил со свойственной этой якобы светлой организации коварностью. Подождав, пока ношение огнестрельного оружия стало чуть ли не повсеместной практикой среди Пожирателей, враги пустили в ход «Квартет Тонкс».
Четыре заклинания, изобретённые одной из самых результативных боевых магов Фронта, ученицей Безумца Данте, воздействовали на пороховое оружие. Если первые два заклинания всего-навсего приводили его в негодность, то третье вызвало немедленную детонацию пороха, а четвёртое чуть ли не на порядок увеличивало его взрывчатую мощь. Оружие просто взрывалось в руках последователей Тёмного Лорда – и при попытке выстрелить из него, и просто так. Казалось, маггловские приспособы мстили Пожирателям за прежнее пренебрежение, и немало было потерь до того, как выяснилось, что происходит.
Когда смертельный «квартет» всё же стал известен самим Пожирателям, оказалось, что само оружие Фронта защищено от действия этих заклинаний. Спешно изобретённые исследователями Пожирателей «руны грома» всего-навсего препятствовали оружию взорваться прямо в руке.
Так что Джонатан то и дело косил взглядом вниз, убеждаясь, что револьвер в его руке не превратился ещё в бесполезный кусок металла или не распадается рыжей пылью.
Крадучись, он подобрался довольно близко к дому. Так, пристройка, беседка, уродливое деревце не-пойми-чего, оно и должно было служить ориентиром напарнику, который подбирался с другой стороны.
Ага, вот он сам, в своём лохматом комбезе почти не различимый на фоне листвы и ветвей деревца, привстал и поднял руку. Джонатан жестовой азбукой британского спецназа начал объяснять задачу, но Хэмфри снова махнул рукой к себе – «иди сюда». Что это с ним?
Джонатан и внимательно оглянулся по сторонам. Никого, ничего. Люди, магия, техника – где все, где всё?.. Интуиция так и вопила об опасности. Хэмфри замаячил опять, отчего ветви очень заметно мотались туда-сюда. Вот идиот… Джонатан жестом предложил ему скрыться… и замер, вдруг поняв и задохнувшись от ужаса.
Нет, это не Хэм заставлял дерево трястить. Наоборот, этот самый представитель флоры, держа тело напарника, бесчувственное или уже мёртвое, управлял им словно марионеткой…
Мерлин и Моргана!..
Джонатан опознал наконец непонятное дерево. Немудрено, что только сейчас, они же способны маскироваться… Да и кто бы мог подумать, что на заброшенной как будто базе найдётся одно из них… Их называли по-всякому – зелёные исчадия, древесные тролли, зубастые дубравники. Сам Уилсон предпочитал называть деревья-хищники зло и кратко – жруны.
Теперь понятно, почему защиты нет. Укоренившийся жрун слышит на сотни метров вокруг сколь угодно тихие шаги, слышит и ветер, так что даже по воздуху нельзя подобраться к поместью, на территории которого растёт вот такое…
Надо отступать. В одиночку здесь не справиться, нужно отойти подальше и сообщить, что на объекте жрун. Уилсон замешкался, глядя на Хэма. Конечно, беднягу уже не спасти. Убить бы его, чтобы врагу не доставался, но на выстрел и уж тем более на заклинание жрун среагирует однозначно… Джонатан не обольщался, сил прикончить чудовище у него не хватит. Убежать? Десять секунд форы, пятнадцать от силы, пока жрун будет тащить корни из земли. Бегает разозлившееся дерево не быстрее человека, зато может достать длинной ветвью, шипом запустить или шишкой с полфунта весом, да прямо по голове…
Джонатан покосился вниз и понял, что жруну не нужно будет себя утруждать погоней за нарушителем. Земля чуть шевелилась, сырая трава вздрагивала. Пожиратель сделал шаг назад, другой…
На третий из-под земли выметнулись корни, охватили его щиколотки. Джонатан дважды выстрелил вниз и ударил секо, плюнув на шум. Корни сдавили ноги так, что кости затрещали, а потом ему на плечи упала холодная петля.
- Замри, - скомандовал кто-то позади.
Джонатан застыл в неустойчивом положении, как будто действительно замёрзнув от ужаса. Прямо перед его лицом маячила ромбовидная голова пёстрой змеи, сейчас сжимающей кольцо на его шее. Маленькие глаза смотрели безразлично, пасть открылась, показались ядовитые клыки.
Но шипение раздалось со спины. Длинные, сложно модулированные, свистяще-шипящие звуки. Уилсон застыл. Змея зашипела, отвечая, и сильнее сдавила шею. Снова вгоняющее в дрожь шипение за спиной, потом человек кашлянул и сказал по-английски:
- Не совершай резких бессмысленных движений. Подними руки вверх и медленно повернись, - от звучания приятного девичьего голоса Джонатана пробил холодный пот. Если это…
Жрун – опасный противник, но знакомый, есть шанс убежать от него, отвлечь или даже убить. Змея – и на неё при удаче можно найти управу, ведь это один из магических видов, с их Лордом поневоле научишься.
Но человек, который стоит сзади и говорит на серпентарго… если это и в самом деле она…
Хватка корней на щиколотках ослабла. Пожиратель Смерти сглотнул – змея недовольно качнула головой, ощутив движение кадыка поперёк колец тела, - поднял руки и повернулся. Медленно, как и было велено.
В пяти шагах стояла девушка лет шестнадцати. Каштановые волосы, увязанные в хвост, личико милое, но ничего особенного. Маггловская одежда хаки, мешковатая, потёртая и не слишком чистая. Разгрузка с рацией и подсумками, пара алхимических гранат, рядом обычные маггловские. Из одного из кармашков косо торчит волшебная палочка, из другого выглядывала рукоятка револьвера, Джонатан узнал оружие напарника. Пистолет в тактической кобуре. Ещё один в руке, левой, кажется, это был «Глок». В правой волшебная палочка – и поверх запястья ещё одна змея.
Джонатан с внутренней дрожью посмотрел в глаза девушки, невольно ожидая, что они окажутся столь же выразительными, как и гляделки её рептилий. Но в карих глазах девушки стыла холодная насмешка.
- Брось оружие.
Уилсон разжал пальцы левой, и волшебная палочка полетела вниз. Девушка невольно проследила её взглядом… Джонатан резко опустил револьвер.
И у него отломилось дуло, барабан упал в траву, рассыпав патроны. Один разбился, из него высыпался порох.
Тонкс-два. Делает металл хрупким, как лёд. Джонатан очень медленно поднял руки.
- Уилсон, не так ли? – девушка скривила губы, показывая в недоброй улыбке чуточку великоватые передние зубы.
- Дэнжер, - почти неслышно произнёс Уилсон. Успела допросить напарника, или в лицо узнала, заочно знакомая по сводкам? Плохо, если последнее, с его послужным списком на снисхождение уповать не приходилось. Впрочем, на него и так не стоит расчитывать. Дэнжер – самое безобидное из её прозвищ, некоторые вообще думают, что это фамилия девушки, которую ещё зовут «Хоррор» и «Фобос».
- Предпочитаю «миз Грейнджер», - поморщилась девушка. – На шее у тебя Бантик, радужный бумсланг. А на руке у меня Милашка… правда, она очень милая? А позади тебя тристоп бродячий, как же вы их называете – жрун.
Джонатан вздрогнул, лишь сейчас ощутив за спиной движение. Скосил глаза. Жёсткие ветви с ласковостью палача, затягивающего петли, захлестнулись вокруг тела и рук.
- У меня проблема, Уилсон, - проговорила Дэнжер неторопливо. Змея на её запястье плеснула языком. Толстая ветвь возникла прямо перед лицом боевика. – И ты, как истинный аристократ, поможешь хрупкой беззащитной девушке её решить… ведь поможешь?
Уилсон взглядом попытался выразить своё мнение о её хрупкости и особенно беззащитности. Говорить он опасался. Дэнжер шагнула ближе и погладила ветви жруна.
- Я привыкла иметь дело с Сакурой…
Так звали первого жруна, вспомнил Уилсон. Зловещее имя партиарха этих чудовищных хищников, выведенных в тайных подземных лабораториях Хогвартса ещё до войны, всегда было на слуху. Неужели тот самый…
- …Яд с шипов на некоторых её цветках, если ими уколоть, даёт эффект зелья правды. Очень удобно, правда? К сожалению, Сакура сейчас далеко. Это её, гм, «внучка», и мы к друг к другу ещё не приноровились толком. Её цветы для меня выглядят совершенно одинаковыми, и я могу ненароком перепутать «правдивые» с теми, шипы которых несут нервно-паралитический яд. Может быть, ты скажешь мне то, что я хочу знать – без цветка? Или же пойдёшь на риск доставить мне глубокую душевную травму видом своего вопящего от боли и ломаемого судорогами тела?
Непринуждённо перейдя с английского на серпентарго, девушка что-то просвистела-прошипела, и дерево приотпустило свою жертву, змея ослабила петли на шее. Уилсон сглотнул, сжал зубы, всем своим видом показывая, что никогда и и ни за что… Дэнжер разглядывала его как жучка на булавке. Душевная травма – вот у этого?
Девушка улыбнулась, словно говоря – «что ж, ты выбрал».
- Цвети, Сенбонзакура!..

и, кстати, про хвосты:

+9

5

Неведение Луизы-Француазы
Тихий ветер нёс запах горькой травы, нагретых солнцем камней, гладил древние камни башен Магической Академии. Глушил голоса и смешки и принимал в себя запахи духов, выделанной кожи и алхимических реагентов.
Волшебные палочки всех видов чертили магические фигуры, люди смолкали, и ветер затихал, словно тоже любопытствуя – какое существо из каких глубин призовёт соискатель. В тишине чеканно звучали слова призыва, воздух электризовался потоками сил… потом следовал общий вдох и дружный гомон, в котором выделялись отдельные голоса:
- Это айез, я знаю!..
- Не говори ерунды, айез не может быть фиолетовым, это чарм…
- Чарм, ну ты ляпнул, скажи ещё – бехолдер!..
- Это букка, - маг, ассистирующий в Призывах и проводящий классификацию призванных существ, не обращал внимания на учеников, почитающих себя более компетентными, чем он. Кольберу не было нужды заглядывать в многочисленные гримуары, чтобы определить, какой стихиал, дух или даймон достался ученику в фамилиары.
Кто-то смеялся нелепому виду существа, кто-то уважительно присвистывал, вспоминая, каким полезным оно может быть. Те, кто не имел представления о призванном, вступали запоздало в этот нестройный хор, и тут же тут же сыпались просьбы – а можно ли посмотреть поближе, погладить, дёрнуть чешуйку… Бедный букка, выглядевший как парящий глаз размером с ладонь человека, лишь зыркал перепуганно и цеплялся фиолетовыми щупальцами за запястье хозяина, который сердито огрызался на сокурсников:
- Отстаньте, уйдите, вы его тревожите!..
Учеников было не так уж и много, но шума и суеты они создавали как целый восточный базар. Кольбер снисходительно наблюдал за подопечными. Постепенно ажиотаж спадал, маг внушительно откашливался, и замолкали самые неугомонные. Кольбер разворачивал свиток и выкликал следующего ученика…
- Луиза, ты уверена?
Поодаль от остальных, не принимая участие в чествовании очередной странной твари и подтрунивании над её хозяином, стояла девушка. Маленькая, с бледной кожей и стянутыми в хвост волосами цвета неспелой земляники, с несформировавшейся пока фигурой, она обычно выглядела на год-другой младше своих пятнадцатилетних сверстников. Но сейчас нахмуренные светлые брови, недобро сощуренные голубые глаза и плотно сжатые губы маленького рта делали её похожей на обиженного злого ребёнка.
Неудивительно, что к ней обратились по имени.
- Знаешь, не обязательно делать это сейчас, - говорившая девушка была её полной противоположностью – высокая, статная, загорелая, с высокой грудью и пышной гривой рыжеватых волос.
- Не твоё дело, Кирхе, - буркнула названная Луизой, тоже использовав краткую форму обращения, и хмуро покосилась на её фамильяра.
- Завидуешь? – сладко улыбнулась Кирхе.
- Что?!. Я не завидую!.. пф!.. было бы чему!.. – вспылила Луиза.
- Ну конечно, завидуешь, - Кирхе встала на колени – при этом их лица оказались на одном уровне, - и принялась гладить фамильяра. – Хороший мой… Я не думаю, что в этом призыве будет кто-то подобный тебе.
Ящерица закатывала глаза и приоткрывала пасть, показывая, как приятна ей ласка хозяйки. На хвосте большой огненной ящерицы в тон движениям девушки вспыхивал и приугасал огонёк.
- Вот увидишь, я призову такое… такое… что все ахнут!.. – объявила Луиза.
- Как раз в этом-то я и не сомневаюсь, - Кирхе рассмеялась мягким грудным смехом. – Удивлять ты умеешь, этого у тебя не отнять…
Луиза покраснела и отвернулась.
- Не передумаешь, - сказала Кирхе. Луиза лишь дёрнула подбородком, давая понять, что решение не изменит, и упрямо сжала губы. Нет уж, она докажет им!.. всем, высокомерным снобам, мастерам всех стихий, на что она способна, она получит фамилиара – и такого, что всех перекосит от зависти!..
- Знаешь, если ты будешь так дуться, на Призыв может явиться черт-те что, - усмехнулась Кирхе.
- Правда?
Девушка задумалась.
- Ну, говорят, что настроение во многом влияет…
Луиза подозрительно глянула на сокурсницу, перевела взгляд на её саламандру. Хорошо бы на мой призыв откликнулось огненное существо, подумала девушка.
- Де Вальер, Луиза-Француаза!.. – позвал Кольбер, и она вздрогнула от неожиданности, вокруг раскатились смешки. Ученики оглядывались на неё, даже те, которые были увлечены новыми друзьями, отвлеклись от своих фамильяров.
Он сказал – Луиза?
Та бесталанная девчонка?
Знаменитая Нулевая Луиза?
Игнорируя шепотки и взгляды, девушка пошла вперёд. Кольбер кивнул и посторонился, Луиза решительно вскинула палочку, как будто целясь через пространство:
– Приди же, мой слуга, в каком бы уголке вселенной ты не был… - провозгласила.
– Что за странное заклинание? – если раньше во время вызова никто не смел шептаться, то сейчас студенты наблюдали скептически и перебрасывались негромкими фразами.
- М-да, своеобразное. В конце концов, это же Нулиза.
Нулиза. Ненавижу это прозвище. Нулевая Луиза, бесталанная в магии…
– Тот, кто предан, красив и могуч, – кажется, её голос дрогнул из-за подступивших слёз. Луиза сосредоточилась на движениях. Руку, которой она сжимала палочку, чуть пекло, словно она перебирала в пальцах горячий песок.
Нулевая… Единственное, что у меня получается… и хорошо получается, кстати – это взрывы… Почему меня не зовут «Взрывная Луиза», в конце концов?!.
Настроение влияет, вспомнила девушка и попыталась думать о чём-то хорошем, но образы огня, разрушительных взрывов, пламенной геенны так и мелькали в её сознании.
– Откликнись на зов моего сердца и приди под мое начало! – Луиза с силой рассекла палочкой воздух, словно делая разрез в самой ткани мира…
Полыхнула ослепительная вспышка, грянул взрыв, и облако тёмного дыма заволокло заклинательную площадку.

Сбитые с ног и оглушённые ученики заворочались, послышались ругательства и кашель.
- Спокойно-кхе-кхе, спокойно, студенты, – взывал невидимый в дыму Кольбер.
- Спокойно!.. Он нам говорит – спокойно… Мой… ох, мой плащ!..
- Монморанси!.. Маргарита, моя дорогая, где вы? Что это?
- Как вы смеете, ди Граммон?!. – звук затрещины.
- Ох, нафол!.. – обрадованно и слегка шепеляво. – Фы ф пофятке, моя дорогая Монморанси?
- Эта Луиза… так и знал, что она опять всё взорвёт!
- Нет таланта – ну и не берись ты, оставь магию магам!
Дым постепенно рассеивался, и можно было разглядеть в эпицентре разразившегося хаоса тонкую девичью фигурку с опущенными плечами.
Возгласы постепенно стихли, все смотрели на Луизу.
А та в ужасе разглядывала свою волшебную палочку – то, что от неё осталось. Лакированная рукоятка треснула, кончик палочки развернулся цветком, расколовшись на несколько частей. От неё поднимался дым.
Девушка всхлипнула, по испачканным в саже щекам побежала быстрая влага. Луиза сердито смахнула слёзы рукавом, безжалостно пачкая белую блузку, подняла голову и посмотрела вперёд.
И увидела это.
Девушка моргнула. В десятке шагов прямо перед ней в землю был воткнут чудовищный чёрный ятаган, кривой меч с заточкой по внутренней стороне. Оружие неведомого титана глубоко вспороло дёрн.
Луиза медленно-медленно подняла голову, проследив взглядом хищный изгиб клинка. Рукояти у ятагана не было, где-то на высоте в полтора её роста он уходил в огромный валун, поросший рыжей травой. Круглые стебли травы не тянулись вверх, а стелились вниз. По ним пробегали алые сполохи, как по углям костра. Рядом торчали ещё лезвия – один, два, три, всего четыре. Вверх от валуна тянулась то ли колонна, то ли ствол дерева, поросший той же жёсткой травой. Выше угадывался непонятный массив, потом всё терялось в дыму, из которого где-то на уровне верхнего этажа башни маячили две багровые луны.
Девушка попятилась. Нет, не в испуге, всего лишь желая больше окинуть взглядом и подтвердить свою невероятную догадку.
Послышался гулкий длинный выдох, и дым рассеялся, сдутый прочь, мгновенно стало жарко. Луиза в немом благоговении созерцала вызванное ей существо.
Не ятаганы, нет. Когти и чудовищная звериная стопа, покрытая рыжей шерстью… столб – сама лапа… та тёмная масса – грудь и шея… и голова с огромными пламенными очами.
Багровые луны упали вниз – монстр припал к земле, положив голову на лапы. Поток горячего ветра от выдоха Зверя заставил Луизу отступить, её волосы встали дыбом, юбка задралась до самых ушей, драный плащ куда-то улетел. Девушка закашлялась, закрываясь руками. Жестокий жаркий поток усилился, Луизу швырнуло на землю, прокатило.
Когда ветер стих, девушка лежала, оглушённая. Встала на корточки, мотая головой, с трудом поднялась на ноги. Тут Зверь сделал вдох, её бросило к нему. Чтобы снова не упасть, Луиза побежала вперёд.
И с разбегу врезалась во что-то жёсткое, похожее на полированную мраморную колонну. Кое-как продрав глаза от пыли, она поглядела на своё смутное отражение в гладкой белой поверхности, отстранилась.
- Я, Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер, - просипела, слегка стукнув волшебной палочкой по «колонне». Крак!.. – сказала палочка, окончательно ломаясь о молочно-белый клык, торчащий из-под чёрных губ зверя. – Взываю к тебе, Пентаграмма Пяти Стихий, благослови это существо и сделай его моим фамильяром!
Приподнявшись на цыпочки, она поцеловала призванную тварь куда дотягивалась – в жёсткие чёрные ноздри. Отступила.
Зверь скосил огненные глаза на дерзкую блоху у своей морды. Это выглядело даже забавно. А если ещё и учесть его длинные уши, комично не подходящие морде хищника и как будто приставленные от какого-то монструозного кролика… Луиза невольно улыбнулась.
Пасть Зверя раскрылась в ответной улыбке, за клыками клубилась багровая тьма. Чудовищный Лис вильнул всеми своими девятью хвостами и ненароком смахнул крышу с башни Академии.

+13

6

Луиза засуммонила Кураму? Кьюби? Нда... Бедный Тристейн... И это - только начало..

Отредактировано Shin-san (14-05-2014 17:24:20)

0

7

Лунатик написал(а):

Хм, нашли что вспомнить... Если уж на то пошло, без контекста отрывок непонятен. Это была своего рода игра, кто-то начал о перемещении в другой мир НЕРВной команды, а мы подставляли "хвосты", предлагая эти самые миры. Я и сам его найти не могу...
Лучше бы что другое бросили.

Ну не надо прибедняться... Отрывок получился вполне неплох. А если его ещё бы доработать и приделать начало с концовкой - получится неплохой омак. А то даже как-то обидно, лучший фанфик по штурмовым ведьмам - только на английском. Наши традиционно или обходят этот сетиинг вниманием, или пишут бред, МС или порнуху...
А ведь мир-то там у них вполне интересен...

0

8

Ещё нашёл :cool:

Лунатик написал(а):

Замена ведущего игрока
   
- Северов Виктор.
Этот парень Майе не понравился сразу.
И дело не в том, что она вообще не любила парней. Просто такие, как этот… она их жалела и одновременно боялась. Вечно насторожённые, с внимательным острым взглядом, редко улыбающиеся. Дети Второго Удара, обожжённые битвами, что запылали после по всему земному шару, видевшие смерть во всех видах, наверняка убивавшие сами…
А ведь он старше Синдзи всего на пару-тройку лет.
- Так точно, мэм. Виктор – имя, Северов фамилия, - без нужды уточнил прибывший. Кажется, парень вполне сознавал, какое впечатление произвёл на девушку. Улыбнулся чуть виновато, и Майя расслабилась. Похоже, он вполне адекватен, не отморозок какой.
Заметка – можно обозвать подобным образом один из характерных показателей. Уровень отмороженности, звучит? А за образец взять Икари Гендо, где-то у МАГИ завалялась его ментограмма.
Северов неодобрительно глянул на кресло на подиуме посреди комнаты, напоминающее зубоврачебное.
- Вы знаете, зачем вас вызвали сюда? – спросила Майя и удивилась сама себе. Голос прозвучал этак интригующе, загадочно, чуть ли не соблазняюще. Устала.
Северов удивлённо посмотрел на неё.
- В общих чертах, - ответил он и улыбнулся неуверенно. – В самых общих.
Английский у него был излишне резок и твёрд, но говорил парень на нём вполне прилично.
- Это сканер, - поспешила объяснить Майя. Запись ментаграммы всё равно не будет чистой, человек даже перед самой безобидной медицинской процедурой волнуется. Может быть, если растолковать, поуспокоится. – Снимает электромагнитное излучение мозга и ещё кое-какие параметры. Что-то вроде томографии, только гораздо точнее. Нам нужны записи молодых людей… м-м-м, чтобы сравнить их… ну да неважно. Это вполне обычная отлаженная процедура займёт всего лишь несколько минут…
Она запнулась, поняв, что этаким потоком слов его точно не успокоит.
Проклятье, я опять излишне болтлива!.. Нахваталась от Рицко.
- В общем, больно не будет, - совсем глупо закончила девушка и покраснела.
Северов слегка усмехнулся. Майя неловким жестом пригласила его на кресло.
- Раздеваться? – поинтересовался Северов, делая шаг.
- Да, - зачем-то сказала она, хотя это было вовсе не обязательно. Майя поняла, что просто хочет посмотреть на него. – До пояса, - поспешила добавить.
Северов стащил китель, расстегнул ремни кобуры, в которой покоилась какая-то зловещая пушка. Аккуратно повесил на спинку стула, туда же отправилась тёмная рубашка.
Что ж, Майю он не разочаровал.
Худой и жилистый. Сразу видно, что довольно сильный. Торс был мечен тонкими шрамами, бугристыми ожогами, звёздочками пулевых ранений. Досталось тебе, парень.
Майя поймала себя на том, что слишком пристально разглядывает Северова, вспыхнула и спаслась, занявшись вознёй с компьютером. Деловито пощёлкав мышкой и клавиатурой, кивком пригласила парня на кресло.
Тот уселся, шевельнул плечами. Скосил глаза на шлем, нависший над головой.
Майя подошла, смазала лоб и виски подопытного специальным гелем, приклеила датчики. От Северова пахло мужским потом и чем-то механическим.
- Замрите. Не шевелитесь и дышите спокойно, - отошла и занялась компьютером. Тот уже писал витиеватые пики. Майя вдавила кнопку, и агрегат загудел, шлем наполз на голову.
Пики всплеснули, но сгладились достаточно быстро – Северов взял себя в руки. Майя покосилась на него, из-под сканера-шлема была видна лишь нижняя часть лица. На правой скуле был виден тонкий крестообразный шрам. Девушка улыбнулась своим мыслям. Хладнокровный тип этот Северов Виктор. Вот, уже успокоился. Кажется, в этот раз ей повезёт. Прошлый гость, американский тинейджер, был излишне нервным, да ещё и флиртовать принялся.
Она сделала ментаграмму, потом ещё и ещё, пока не уловила всплески нетерпения. Подопытному кролику надоело лежать на алтаре науки.
- Вот и всё, можно вставать, - пропела Ибуки, впившись глазами в экран монитора и даже забыв, что хотела посмотреть, как Северов одевается. – Что ж, ваш узор вполне прилично выглядит…
Северов накинул рубашку и теперь затягивал ремни кобуры. Он подошёл ближе, и заглянул ей через плечо, и Майя всё-таки опознала запах. Оружейное масло, Мисато при ней как-то чистила пистолет.
- И что там? – полюбопытствовал Северов.
- Вы удачно нам попались!.. – возбуждённо сказала Майя. Кажется, на последнем подопытном им наконец повезло. МАГИ выдали предварительную расшифровку, и она почти замурлыкала от удовольствия. – Да, то, что надо! Похоже, мы у вас в долгу.
- В самом деле? – медленно переспросил Северов. Странный тон заставил Майю поднять глаза от монитора.
Северов смотрел на неё сверху вниз, и в подсветке монитора лицо его выглядело как-то инфернально. Она даже вздрогнула, когда компьютер пискнул, обновив картинку. Это ещё что такое?
- Что-то не так? – осведомился Северов, потирая шрам на подбородке. – С моими мозгами? Я так и знал, что надо меньше аниме смотреть.
До Майи не сразу дошло, что подопытный пошутил. Она невольно засмеялась.
- Да нет, с вами всё нормально. Такого нормального человека ещё поискать. Только вот что значат эти всплески…
- Доктор Ибуки?
- Да?
- Я тут недавно, - сообщил Северов. – И подумал…
Он подумал. Майя покосилась на пики. Понятно, о чём он подумал.
- Было бы неплохо посмотреть на Токио-3 в компании старожила.
Компьютер пискнул снова.
Майя вздохнула. Встала, оказавшись слишком близко к Северову, протянула руку и со чмоканьем оторвала присоску от его лба.
Компьютер обиженно запищал, как раз начав в очередной раз обновлять картинку.
- Благодарю вас, но – нет, - сказала Майя, отрывая остальные присоски.
Северов двинул бровью – «ну, попытаться всё равно стоило».
- А вы вроде сказали, что в долгу у меня, - улыбнулся, давая понять, что его слова следует воспринимать как шутку. Майя покосилась на картинку на мониторе.
- Не настолько.
Северов кинул на монитор вороватый взгляд и, кажется, покраснел.
- Эта штука…
- Нет, она не читает мысли.
- А…
- Да, я могу истолковать кое-какие показания.
Северов смутился уже явно.
- Извините.
- Ничего.
Он отступил и взял со стула китель.
- Было приятно пообщаться, доктор Ибуки, - сказал, пытаясь в отступлении сохранить собственное достоинство.
Та кивнула. Уф!.. И это сейчас, когда ему всего… сколько, семнадцать? На войне быстро взрослеют, и торопятся жить, это ей Мисато как-то говорила, вернее, не ей, Акаги.
- Всего доброго, офицер Северов. Не забудьте завизировать пропуск. Не заблудитесь на обратном пути?
- Постараюсь.
Мисато, легка на помине, ворвалась как ураган и едва не сбила Северова с ног.
- Майя, привет, как дела, как твои поиски идеального мужчины? И где Акаги? – она мельком поглядела на опешившего парня и завертела головой. – И где…
Замолчала. Медленно повернулась.
- Виктор.
Парень моргал.
- Виктор-кун, это ты?
- Мисато… старши… то есть майор, Кацураги-сан… но как?..
- Виктор-кун!.. – восторженно заверещала Мисато, бесцеремонно вешаясь ему на шею. – Господи, как ты вырос!.. Глазам своим не верю!..
Она отстранилась и принялась жадно разглядывать парня на расстоянии вытянутых рук.
- Как ты сюда попал?!. Невероятно, Виктор-кун!..
- Мисато, - в ступоре повторил парень. – Но как? Ты же… ты ведь…
Мисато подняла руку и прижала пальцы к его губам, этот почти интимный жест заставил Майю вздрогнуть и поёжиться от ощущения, что она здесь лишняя. Руки Мисато обвили шею парня, она что-то прошептала ему на ухо. Майя кашлянула.
Сияющая Мисато развернулась к ней.
- Тесен мир!.. знаешь, кто это такой? Когда я была в контингенте союзных войск на Тсеверны Кавкатс… - и Мисато рассыпала названия населённых пунктов, совершенно неудобоваримые и наверняка перевранные, и названия конфликтов при них, в основном демонстрирующие юмор армейцев – очень непритязательный, плоский, или даже горизонтальный.
Северов улыбался и краснел. Майя решила, что улыбка ему идёт. Румянец тоже. Она уже прикидывала, как бы поаккуратнее выпихнуть так трогательно обретших друг друга давних знакомых, но тут в разговоре, который постепенно превращался в бесконечные «а помнишь», произошла пауза.
- Как у тебя дела? – спросила наконец Мисато, чуть поугомонившись. – Как остальные, Рёха, Ворчун, Арсу?
- Алсу, - сияющая улыбка Северова вдруг перекосилась и сползла. – Она в Америке. Гоняет тамошних терроров в хвост и гриву.
- Ясно. Она всегда была сумасбродной.
Мисато сказала.
Слушай, я думала, вы…
- Что? – Северов спокойно посмотрел на неё.
- У вас вид был такой, словно вы только и ждёте, когда чуток повзрослеете, чтобы… ну, ты понимаешь?.. – Мисато выразительно подмигнула. – Того-этого.
- Оказывается, у нас с Алсу разные вгляды на «того-этого», - сообщил Северов. При этом покосился на Майю. Та попыталась притвориться, что ей нелюбопытно.
- Давай, колись, - велела Мисато. Майя отлично знала, какой она может быть прилипчивой, особенно, когда затронуты определённые темы. Северов, похоже, тоже был в курсе.
- Ну, мы в самом деле, повзрослев, сошлись. А потом разбежались.
- А, - сказала Мисато. – Жаль. Мне всегда казалось, что вы созданы друг для друга. А остальные ребята?
- …Лёха и Костян погибли.
Мисато тоже словно погасла.
- Как же так… - произнесла и замолчала.
- Уже давно.
- Извини. Я не знала… - Мисато повесила голову. – Ворчун. Мне всегда казалось, что уж он-то везде…
- Все мы не бессмертны, - резко сказал Северов.
- Да. Слушай, Виктор-кун… Тсёрт!.. Даже как-то неловко тебя теперь так называть, вон какой здоровый лоб стал, -Мисато принужденно рассмеялась. Северов попытался улыбнуться.
- Зови как уж есть. Или, госпожа майор…
- Я те дам «госпожа майор»!.. – Кацураги уже улыбалась почти по-настоящему. – Мисато, если не при начальстве, Виктор, мы вместе столько прошли. В общем, сейчас рабочий день и всё такое, но надо встретиться, поговорить, пива выпить. Тсёрт!.. Тебе сколько сейчас, шестнадцать? Тогда…
– Наши в семнадцать пить бросают, - сказал Северов. – И надо пить vodka.
Мисато медленно кивнула, как будто поняла какой-то намёк.
- Только немного.
Договариваясь о встрече, они поглядели на часы, Северов вспомнил, что его пропуск в НЕРВ вообще-то часовой, и Мисато пошла провожать его до выхода:
- А то в самом деле заблудишься, идём.
Всеми забытая Майя покачала головой и вернулась к своим компьютерам. Едва ей удалось сосредоточиться на работе, как снова ворвалась Мисато. Она улыбалась, но от Ибуки не укрылось, что глаза у неё на мокром месте.
- До чего же тесен мир, - проговорила Мисато, садясь на стул. – Никогда бы не подумала.
- Вы хорошо знакомы, - бросила Майя пробный шар.
- Да, мы добрые друзья. Почти тсобутирьники.
- Чего?
- Одна из степеней дружбы, - поведала Мисато. – Очень русское понятие, так просто не перевести. Он ведь в русском контингенте НЕРВ?.. – рассеянно спросила.
Майя молча кивнула, подозревая, что знает следующий вопрос. Мисато пододвинула свой стул.
- Слушай, Майя…
- Нет.
- Что – нет? – захлопала майор ресницами. Майя не повелась.
- Нет, я не буду забираться для тебя в чужое досье.
Мисато понурилась.
- Но я только хотела…
- Нет.
- Ну, Ибуки-сан…
- И не проси!.. Использование служебного положения…
- Майя, не занудствуй, ты становишься похожей на Акаги!.. Ну хоть одним глазком…
Майя замотала головой. Мисато поглядела на неё, оценила степень неприступности и тяжело вздохнула.
- Ну ладно. В конце концов это не очень-то честно. Хотя я всего-то хотела посмотреть, какие темы в разговоре с ним не надо задевать… А, кстати! Ты ведь его прокручивала на этой адской машине? – Мисато ткнула пальцем в кресло. – Она вроде как мысли читает…
Майя молча кивнула, не собираясь погружаться в объяснения.
- А можно я… ну хоть одним глазком!.. Интересно бы узнать, как изменился мальчик, превратившийся в мужчину.
Майя улыбнулась. Мысленно. И вывела на экран ментограмму Северова. Мисато прищурилась.
- Ну?
- Что – ну?
- Расшифруй!..
- Майор Кацураги, напоминаю вам, что соответствующего допуска… - начала казённым тоном Ибуки.
- Майя!.. какая же ты зануда!.. Иногда даже хуже Акаги!
- Кто хуже меня? – поинтересовалась Рицко, входя. Девушки подпрыгнули от неожиданности.
- Все хуже тебя, - сказала торопливо Мисато. – Ты само совершенство.
Акаги нахмурилась.
- Исходя из твоего утверждения, делаю вывод, что тебе что-то от меня надо.
Мисато улыбнулась ну совершенно подхалимски. Вышло довольно забавно. И, кстати, о совершенстве.
- Семпай. Кажется, я нашла кое-что интересное.
- В самом деле? – Акаги приподняла бровь.
- Это Виктор-кун – интересное? – впёрлась Мисато.
- Кто такой Виктор-кун? – спросила Рицко.
- Один молодой человек. Мне кажется, он тот, что надо.
- М-м-м? – Акаги протиснулась мимо Мисато и наклонилась над монитором. Майя попыталась уступить ей место, но семпай нажала на её плечи, заставляя сесть, и нависла, разглядывая графики, диаграммы и строчки кода.
Майя заторопилась, рассказывая, получилось невнятно и сумбурно, но Рицко кивала с заинтересованным видом.
- Да, похоже, что-то в этом есть, - согласилась. Выпрямляясь. Майя подавила разочарованный вздох. – Мисато!
Та сидела тихо как мышка и внимала, выуживая из реплик информацию о своём бывшем сослуживце. Или кто он ей? Россия, конечно, дикая страна, но не может быть, чтобы там с таких малых лет воевали.
Хотя иногда нет выбора. Вот как у них.
- Ты, как я поняла, знаешь его? Что он за человек?
Майе тоже было интересно.
- Хороший, - без колебаний ответила Мисато. – Уже тогда, мальчишкой сопливым… впрочем, сопливым он не был никогда. Есть люди, из которых можно ковать гвозди, самые совершенные гвозди в мире…
- Танка? – удивилась Акаги. – Никогда не замечала в тебе поэтичности.
- Нет, русское присловье. Кажется, оно и вправду происходит из какого-то стихотворения. А что вы, собственно, нашли в нём такого…
- Видишь ли, - Акаги села, сложив пальцы под подбородком, неприятно напомнив Гендо. – Мы собираемся тестировать Детей. Но сравнивать их ментограммы у нас-то и не с чем!.. Потому мы пока собираем статистику, ищем… образец. Нужны ментограммы подростков, физически немногим старше наших Детей, но психологически переросших их, гм, на несколько голов. Нам нужен цельный, нерасщеплённый дух, стабильный разум, прошедший через испытания и оставшийся устойчивым. Северов, по предварительным данным, вполне подходит.
Мисато вздохнула.
- Да, Северов подходит. Я уверена, если кто и нерасщеплён, так это он. Всегда был здравомыслящим, хотя испытаний прошёл – не дай бог никому. Сейчас вспомню… Вот!.. как раз про него – «жизнь ломает каждого, но некоторые потом только крепче на изломе».
- Что-то ты окончательно в поэзию ударилась, - удивилась Акаги.
- Должно быть, так встреча подействовала, - Мисато кратко рассказала. – Русские вообще очень поэтичны. Помню песни у костра под гитару.
- Из их песни строки?
- Не помню, - Мисато пожала плечами. – Может быть. Слышала где-то.
- Это Хемингуэй сказал, - Акаги и Мисато удивлённо уставились на Майю. Та и сама удивилась своим знаниям.
- Ладно. Поэзия это хорошо, но в свободное от работы время, - сказала Акаги. – Надо обработать этого Северова.
- Как вы его собрались… «обрабатывать»? – насторожилась Мисато.
- Напильником, - рассеянно ответила Акаги.
- Что?
- Успокойся, я пошутила, - усмехнулась доктор. – Обработать его данные, я имею в виду. А про напильник – это анекдот такой.
Мисато и Майя переглянулись с таким явным сомнением в здравомыслии главы научного центра, что та засмеялась.
- Не слышали? Купили американцы «Еву», разобрали, привезли домой, стали собирать – а инструкция на японском. Ну, янки – что мы, сами не соберём? И собрали, только у них Ангел получился. Разобрали, собрали вновь – снова Ангел. Не понимают, в чём дело, побились, побились, всё же кое-как перевели инструкцию и на последней странице мелким шрифтом нашли приписку: «после сборки обработать напильником».
Майя засмеялась первой. Мисато улыбнулась:
- Русский анекдот. Слышала я у них что-то похожее, и тоже про янки. Да и собирать, не читая инструкций – это по-русски.
Собственно, Ева и есть обработанный напильником Ангел… - хмыкнула Акаги. Она сама придумала и запустила этот анекдот, чтобы у непосвящённых не возникло подозрения, что Ангелы и Евы – родственники. То, над чем смеются, тайной быть не может, то, что выставлено напоказ, не привлекает внимания.
- А когда на этих агрегатах будут крутить наших Детей? – поинтересовалась Мисато, оглядываясь на кресло.
- У? А тебе зачем?
Мисато вздохнула.
- Ох, Рицко. У меня проблема.
- Какая?
- Синдзи.
- А что с ним?
- То-то и оно, что ничего. Я ничего с ним не могу поделать. Скажи сама – разве он подходит на роль спасителя мира?
- Ну, до того он вполне с этой ролью справлялся.
- Это случайность.
- В самом деле?
- Цепочка совпадений. Невероятного везения.
- Ты солдат. Тебе ли не знать о везении, как оно важно порой. Знаешь, в английском флоте в досье капитанов была графа «индекс удачливости», или что-то в этом роде…
- Не может постоянно везти. Рано или поздно он оступится. Фортуна отвернётся, и тогда растерянный одинокий мальчишка останется наедине с… - Мисато неопределённо развела руками, как бы обнимая весь мир. – Тсёрт, что за день сегодня, сплошная поэзия.
- Ну, допустим. Но что ты от меня-то хочешь?
- Теста.
- У?
- И его результатов. И рекомендаций. Рицко, я сделала всё что могла. Пыталась стать для него этакой старшей сестрой. Постоянно тормошу, задираю… он только краснеет на мои подколки. Спрятаться. Убежать. Вот его способы решать проблемы.
А эти его прогулки!.. Когда на него находит настроение побродить и поездить на электричках, нам приходится держать в воздухе два-три вертолёта на случай каких-то проблем, или атаки Ангела, или настоящей попытки побега. Хорошо, хоть, маячки в одежде…
Табельный пистолет он норовит забыть дома и явно боится оружия, - Мисато усмехнулась нервно. – Пилот самого опасного изобретения человечества боится «глока»!.. В тир ходит строго по расписанию, а я считала, что все мальчишки в восторге от возможности пострелять.
Жаль, Командующий Икари не дал санкции на тренировки. Сарабонов я натаскивать умею и за пару недель сделала бы из него мужчину… в смысле, солдата.
- Не годится, - отмела Рицко. – Я сама рекомендовала запретить подобное.
- Почему?
- Потому что. Он и так подвергается чудовищным нагрузкам. Знаю я эти ваши тренировки, упал-отжался, подпрыгнул-подтянулся, десять кругов и всё такое… Может, ему помогло бы стать чуточку… более соответствующим роли Пилота. Но подобные нагрузки – это всё-таки ломка, выведение в другие психологические рамки, а для Пилота это риск перестать соответствовать своей Еве. Или вовсе слететь с катушек.
- И что же, он так и обречён остаться… мямлей? – проворчала Кацураги.
- Ну… он мог бы попытаться измениться сам. Постепенно. Естественные, невзрывные сдвиги в характере Ева примет. И возможность опасного срыва здесь меньше. Согласись, при «натаскивании молодняка» характер всё же проходит через довольно жёсткую ломку.
Акаги достала сигареты.
- Намучилась я с ним, - продолжила жаловаться Мисато. – Аску эту к нам подселила, дура… думала, парень хоть тогда парнем станет, когда рядом девчонка. Но эта Рыжий Дьявол всю работу мне слила.
- Отсели.
- Поздно. И я всё же надеюсь, что она хоть немного повлияет на мальчишку. Даже если он переймёт её мерзкие замашки… Плохо – лучше, чем вообще никак. А от такой и есть – никакой.
Общение с серьёзной ипостасью Мисато малость выбило Майю из колеи. Это было… странно. Майор вдруг стала похожей на Акаги, раньше Майя гадала, как они сошлись, такие непохожие женщины, но сейчас видела, что подруги на самом деле очень даже похожи.
- Даже привить хоть немного самостоятельности не получилось. Я притворилась этакой раздолбайкой…
- Тем более тебе и усилий особых прикладывать не надо, - вставила Акаги. Мисато и не попыталась смутиться, ухмыльнулась озорно. И тут же снова посерьёзнела.
- …и он безропотно выполняет всю работу по дому. А тут ещё эта Аска растоптала всю его невеликую уверенность в себе.
Она сокрушённо вздохнула.
- Ну так что, Рицко?
- Я подумаю, что можно сделать, - уклончиво пообещала доктор, выдыхая дым.
- Спасибо, - серьёзно сказала Мисато. – Это очень важно для меня. И для всего мира, я думаю. Ладно, побежала. Надо ещё приготовиться ко встрече с Виктором. Кстати.
Она стрельнула глазами в сторону Майи.
- Он спрашивал о тебе. Заинтересовала ты парня.
Сигарета Акаги повисла в воздухе, доктор с интересом уставилась на помощницу. Майя почувствовала, что краснеет.
- В каком смысле заинтересовала? – промямлила она.
- В этом самом, я думаю. Я дала ему твой телефон.
- Чего?!. – завопила Майя. Рицко засмеялась и оглянулась на диаграммы.
- Что за ужас в голосе, Майя? Он выглядит вполне прилично… - когда Мисато принималась дразнить Ибуки затворницей и недотрогой и предлагала устроить ей свидание с кем-нибудь, Акаги обычно пропускала мимо ушей, а то и изгоняла подругу, если мешала работать. Но иногда присоединялась к подколкам, и тогда Майе хоть вон беги.
Мисато тоже уставилась на монитор, словно осенённая какой-то идеей.
- Тсёрт, вот бы мне такую штуку лет пять назад!.. И, Рицко, подумай, может быть, стоит продавать доступ к этому агрегату для сомневающихся пар?
- Отличная идея, Мисато, - Акаги принялась чертить в воздухе сигаретой. – Я уже вижу рекламный слоган: «служба знакомств НЕРВ определит вашу совместимость!». Уверена, Командующий Икари будет в восторге.
Мисато ещё немного поиздевалась над Майей и улетела. Ибуки выдохнула и смахнула пот со лба.
Они немного поработали, а потом Командующий Икари вызвал Акаги, и Майя осталась одна. Девушка ещё повозилась с текучкой, решив немного отдохнуть, вызвала на экран ментограмму Северова и принялась разглядывать.
- Ибуки-сан.
- Рей!.. – девушка аж подскочила, расплескав кофе. – Ты чего так подкрадываешься? Напугала до полусмерти!..
-Извините, Ибуки-сан, - монотонно проговорила Рей. Взгляд красных глаз остановился на мониторе. – Кто это?
Майя нервно свернула окно. Надо же, «кто это»… она в возрасте Рей нипочём бы не поняла, что изображено на экране.
- Неважно. Ты готова?
Рей кивнула. Майя нажала пару кнопок на интеркоме:
- Посиди пока, - она связалась с приёмной Гендо, и секретарь Командующего сказала, что Акаги ещё на докладе. Майя попросила передать начальнику, чтобы та связалась с ней, когда освободится, и отключилась.
- Подождём немного, - сказала она Рей. – Ты не против?
Девушка с голубыми волосами лишь плечами повела со своим обычным космическим равнодушием. Майя поколебалась, но разглядывать ментограмму Северова при ней всё-таки не решилась, занялась обычными делами. Рей сидела тихо как мышка, но её присутствие нервировало Ибуки.
Наконец интерком вывел мелодичную трель.
- Да?
- Майя? – раздался голос любимой начальницы. – Что там?
- Рей пришла. Ждём только вас, чтобы начать.
- Угу? Знаешь, начинай без меня. Я тут задержусь.
- Но вы хотели сами…
- Майя, ты что, маленькая? – с некоторым раздражением отозвалась Акаги. – Начинай, я подожду позже. Процедуру ты знаешь.
- Конечно, но… - Майя хотела напомнить, что для Детей процедура ментосканирования ещё не отработана, что возможны различия, что присутствие Акаги… но семпай уже отключилась. Ибуки вздохнула.
- Ладно, Рей, садись сюда. Начнём без неё, - о чём можно докладывать так долго, с неудовольствием подумала она.
Рей села в кресло. Ибуки наклеила контакты, Рей подняла взгляд. Майя вздрогнула. Иногда Первое Дитя вгоняло её в оторопь, но сейчас ей показалось, что девушка нервничает. Фарфоровое личико, бесстрастное, как всегда, красные глаза, бледные губы…
- Это вполне обычная процедура, - заверила Майя.
Вернулась к компьютеру, щёлкнула мышкой и поняла, что соврала. Пики показывали картинку, не похожую вообще ни на что. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что с Рей что-то не то, но сейчас…
Акаги мне доверяет, раз позволила начать самой и увидеть всё это. Но что это может значить?
Сон
Нет – ни одно из состояний сна.
Обморок
Кома
Нет. Вообще ни одно из бессознательных состояний.
Маниакально-депрессивный психоз, маниакальная стадия
Нет.
Депрессивная
Нет.
Шизофрения, раздвоение личности…
Нет, нет и нет.
Майя убрала раскрытые окна шаблонов состояний, с которыми пыталась сравнивать показания. Картинка, которую выдавала Рей, не была похожа ни на что ранее записанное. Показания как будто вовсе не принадлежали человеку. Всё-таки с ней что-то сильно не так…
Она ещё полюбовалась на пики и щёлкнула мышкой.
Шлем наехал на голову Рей, скрыв лицо и оставив на виду лишь тонкие губы. Которые тут же болезненно скривились.
- Что?.. – встревожилась Майя. Компьютер запищал. – Критическая ошибка четыре-ноль-четыре? И что это может…
Рей вдруг страшно заперхала. Майя судорожно защёлкала клавишами, но оборудование, очень похоже, зависло насмерть.
- Ксо!.. Ксёрт!.. – выругалась она по-японски и по-русски, вскакивая и просто руками сдирая с Рей шлем. Девочка высунулась из-под него, моргая отчаянно слезящимися и ещё более красными, чем обычно, глазами – потому что белки налились кровью.
- Что это? – растерянно спросила Майя.
- Чипы, я думаю, - сказала Рей прежде чем слететь с кресла и согнуться в приступе жестокого кашля.
- Рей! Что с тобой?.. – перепуганно вскричала Майя, подвигая к ней корзину для бумаг с бумажной лапшой из шредера.
- Прошу прощения, - вежливо сказала Рей и снова наклонилась над корзиной, задыхаясь и попеременно чихая и кашляя. По комнате поплыл резкий химический запах.
Майя метнулась туда, сюда, принесла стакан воды. Рей выпила залпом, разливая на блузку, но не забыла вежливо поблагодарить. Майя обобрала с неё присоски, отвела умыться, убедившись, что умирать Первое Дитя не собирается, усадила и вручила бутылку газированной воды. Сама позвонила в приёмную Командующего, довольно резко поговорила с его секретаршей, требуя связать её с Акаги, как только та освободится, и принялась выяснять, что же это такое было.
- Действительно, чипы. Перегорели напрочь, - растерянно сказала она, изучая внутренности шлема и морщась от запаха палёной пластмассы.
Ожил интерком.
- Ибуки, - прорычала Майя, ударом вдавливая кнопку. На том конце провода помолчали.
- Э-э-э… Майя? – робко поинтересовалась Акаги. – Я только что подумала, оборудование для Рей нужно перекалибровать определённым…
- Поздно, - Майя и вообразить не могла, что посмеет перебить обожаемую наставницу такой ядовитой репликой.
- Разрушения большие? Рей в порядке? – поинтересовалась тут же Акаги.
Майя взяла себя в руки.
- Рей в относительном порядке, - покосилась на Первую, которая допивала вторую бутылку минералки. Выглядела она не более болезненно, чем обычно. – А вот шлем сгорел.
- Ясно, - протянула Рицко. – Я сейчас приду.
- Да, семпай, - сказала Майя в короткие гудки. Повернулась к Рей. – Как ты?
Девочка пожала плечами и попыталась пригладить торчащие дыбом волосы, сцарапать контактный гель от присосок, который как будто… спёкся? Майя почувствовала, что ей нехорошо, и полезла в стол за салфетками.
Рей взяла и принялась недоумённо изучать. Майя со вздохом отобрала у неё бутылку, вытащила из пакетика салфетку, пролила на неё немного газировки и принялась оттирать неопрятные пятна:
- Вот так.
Акаги ворвалась в манере Мисато, поздоровалась с Рей, осмотрела её, велела вывести на экран полученные данные и снова набросилась на синеволосую, интересуясь её ощущениями, когда она лежала под сканером.
- Мне было очень плохо, - монотонно сказала Первая. – Пластмасса так неприятно пахнет. Я подвела вас? Я должна была оставаться там…
Она уставилась на салфетку в руке.
- Нет, скорее это мы подвели тебя, - начала Ибуки, Рицко метнула предупреждающий взгляд и заговорила таким ласковым тоном, которого Майя от неё никогда не слышала:
- Ничего страшного, Рей, на сегодня это всё. Иди домой. Пройдись пешком, проветрись.
Рей встала и вышла, прихватив с собой бутылку и салфетки.
- О чём я думала? – спросила себя Акаги, глядя ей вслед. – Знала же, что…
Она резко замолчала.
- Семпай, - тихо протянула Майя. – Кто такая Рей?
Акаги хмуро поглядела на неё, пододвинула клавиатуру и принялась вводить команды. Кондиционеры загудели сильнее, и запах палёной пластмассы стал пропадать.
- Шигеру. Нам нужна выделенка от МАГИ. Да, к тому самому оборудованию. Ну, давай Балтазара, почему бы и нет. Всё, делай.
Щёлк – отключила интерком.
- Семпай… - снова заикнулась Майя.
- Доктор Ибуки, - отчеканила глава научного отдела. – Разработайте новую монтажную схему шлема. Увеличьте количество считывающих элементов в три… в четыре раза. Используйте элементы не самые чувствительные, а самые грубые, способные работать в экстремальных условиях. Вам ясна задача?
- Есть, мэм, - на американский манер ответила Майя и с излишним рвением выдвинула доску компьютерного стола. Подставка под клавиатуру вылетела из направляющих и обрушилась ей на колени. – Ксо!..
С трудом удерживая довольно тяжёлую доску, она полезла под стол. Акаги какое-то время удивлённо смотрела, как помощница воюет со столом, потом рассмеялась негромко и принялась помогать.
- Техников вызвать… - заикнулась Майя.
- Ни за что!.. – возмутилась Акаги. – Неужели наши светлые умы не смогут найти решение обычной бытовой… вот!.. ну-ка, пробуй.
Вдвоём они всё же кое-как водворили подставку на место, и Майя выпрямилась, ещё и ударившись о неё головой. Покатала на роликах.
- Ну вот, вроде нормально,. Не дуйся, Майя-чан, - хихикнула Акаги, глядя на неё снизу вверх. – Насчёт Рей.
А Майя уже и забыла, что обижена на неё.
- …Я поняла, что ты поняла, что она необычная девочка. Но насколько необычная, тебе пока рано знать. Для собственного спокойствия. Может быть, потом…
- Э?.. – сказал кто-то от дверей. Шигеру стоял, изумлённо глядя на Майю и Акаги. До той только сейчас дошло, что она так и стоит на коленях у стола помощницы.
Покраснев, начальник научного центра подхватилась на ноги.
- Чего тебе, Аоба? – тон её не предвещал ничего хорошего.
Парень поспешил отгородиться бухтой провода.
- Выделенка от МАГИ.
- А, да. Подвешивай.
Майя поправила под столом корзинку с бумажной лапшой и замерла, заметив на краю отпечатки пальцев Рей, выдавленные в пластике, словно выплавленные.
Господи… да кто же она такая?
И как мне выяснить это, если никто не собирается давать объяснения?..
Майя как бы случайно уронила со стола ручку, полезла за ней, чтобы внимательнее разглядеть отпечатки и заметила на полосках бумажного мусора подсохшие капельки.
Ибуки затаённо улыбнулась.

Отредактировано Andrei K. (24-06-2014 06:50:02)

+3

9

Ах, если бы товарищ Лунатик взялся дописывать своего Дваждырождённого Синдзи... Счастье моё взлетело б выше горы Кайлас

0

10

Сама древность... год назад, два?
Что за "Дваждырождённый"? Много всего начинал и забивал, но с таким названием что-то не помню...
И, кстати, раз уж начали стряхивать пыль со старой рукописи, кидали бы и остаток с ВВВ. То есть вот этот:

0


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Творчество Лунатика