NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Творчество Лунатика


Творчество Лунатика

Сообщений 11 страница 20 из 284

11

Замена ведущего игрока
Глава 2
Синдзи валялся на футоне, подложив под голову учебник физики, и внимал меланхоличным аккордам Синатры.
Я просто жалок.
Он вздохнул и щёлкнул кнопками плеера, привычно выставляя трек. «Send me an Angel», «Scorpions». После его приезда в Токио-3 песня ему резко разонравилась, но он из чистого упрямства не прекращал её слушать.
Вот я здесь!..
Пошлёшь ли ты мне Ангела?

Синдзи поёжился. Почему я? я никогда не хотел быть героем, и миссии по спасению мира мне и в страшном сне бы не привиделись. Пусть Аска, с её невероятными процентами, боевой подготовкой и самомнением размером с Рамиила, которая откровенно наслаждается боями. Или Рей, ей попросту всё равно, она прирождённый Пилот. Они не разочаруют отца.
Теперь я не один, я могу отступить, уйти…
Он представил себе, как девушки сражаются с какой-то неопределённой аморфной массой со множеством лап, щупалец, бивней – белый Юнит Рей и красный Аски, и его снова передёрнуло. Нет уж, отпустить девушек в одиночку в битву будет самым настоящим предательством.
Не убегать. Не убегать. Не убегать.
Нельзя.

Синдзи укротил воображение, которое выдавало уже что-то вроде тентаклевого хентая. Нет, я пойду в бой с ними, даже моя хилая помощь будет кстати. Аска пускай забирает себе роль лидера, у неё это отлично получается. А я буду прикрывать, может быть, даже из-за её спины.
Он поморщился, вообразив себя за спиной красного Юнита. Прятаться за спиной девушки… даже Аски… даже в огромном роботе… это неправильно. Тем более его Юнит мощнее.
Предложить ей поменяться, что ли?
Ну нет. Моя Ева – только моя!.. Моя прелесссть… Он одновременно ненавидел свою машину и тянулся к ней. Возможность быть большим и сильным? Приносить хоть какую-то пользу? Или высокий шанс погибнуть при очередном нападении? Он не может сбежать просто так – но скрыться во смерти ему никто не запретит.
Синдзи почти сладострастно подумал о смерти. Никто не выловит его там, не возьмёт за шкирку, не засунет в контактную капсулу.
Вот я здесь!..
Пошлёшь ли ты мне Ангела?
Кто-то там, сверху, скоро опять пошлёт Ангела, и им пригодятся все их силы. Никуда ты отсюда не денешься и будешь по-прежнему притворяться героем, рисковать шкурой и рассудком.
Но лузер не может вечно строить из себя супермена. Когда-нибудь ты облажаешься. Погибнуть – ерунда. А вот остаться жить после ошибки, стать калекой или придурком… или причиной смерти многих людей…
По щеке его сползла щекотная слеза. Вот я здесь!.. – взывал певец. Синдзи сердито нажал кнопку паузы. Мисато и Аска скоро придут, пора готовить ужин. Хватит предаваться рефле… как её?.. в общем, хватит строить из себя непонятого миром!..
Парень сдёрнул наушники и только сейчас услышал трель дверного звонка.
Кто-то пришёл. Аска? Нет, у неё же ключ. Гости?
Он сполз с футона и направился к двери.
- Аянами? – удивлённо пробормотал Синдзи, открыв. – Что ты здесь?..
– Привет, Синдзи, – пару дней назад Аска ухитрилась втолковать синеволосой, что вообще-то у людей принято здороваться при встрече. Пожалуй, самое впечатляющее её достижение, превосходящее даже бой с Гагиилом. «Привет, Синдзи»? А где же «Здравствуй, Икари-кун»?
- А… ага… привет… ну, мы вообще-то виделись в школе, - парень уставился на неё во все глаза.
На Первую действительно стоило посмотреть. Она была встрёпана и, кажется, даже смущена – Синдзи был уверен, что это невозможно. Голубая чёлка, стоящая дыбом, открывала лоб, на котором алело пятно, похожее на индийский знак касты. Всегда аккуратная блузка была покрыта неопрятными пятнами. Он ощутил какой-то резкий химический запах.
- А… Аянами?..
- Ааапчхи!.. уф!.. – девушка помотала головой. – Синдзи, могу я у вас помыться?
- Ы? – только и сказал Синдзи, не сразу осознав смысл её слов.
- У меня только холодная вода. Я полагаю, для того, чтобы смыть запах горелой пластмассы, этого недостаточно.
Синдзи недоумённо заморгал. Рей вздохнула и принялась обстоятельно объяснять:
- Пилот Сорью предлагала мне дружбу, и ты неоднократно давал понять, что я что-то для тебя значу. Я не слишком хорошо разбираюсь в этой сфере человеческих чувств, но я сделала предположение, что могу придти к друзьям и попросить разрешения воспользоваться вашей ванной комнатой.
Синдзи таращился на Первую, которая, кажется, выполнила свою недельную норму сказанных слов. Рей поводила рукой у его лица, парень очнулся.
- Да, конечно же, заходи, - наконец уступил ей дорогу, Рей прошествовала внутрь. Синдзи потянул носом и чихнул, пластмассой несло будь здоров. – Что с тобой случилось-то?
- Небольшая авария в лаборатории доктора Акаги, - сказала Рей и чихнула тоже. – Нештатное срабатывание оборудования… В общем-то, ничего страшного, но я надышалась дыма.
- Бостой, это божет быть оч-ч-чень обасно!.. – пробубнил Синдзи, чихая и зажимая себе нос. – Горелый пластик ядовит…
- Ничего страшного, - повторила Аянами. – Спасибо, что беспокоишься обо мне, но доктор Акаги сказала, что я в полном порядке.
- А, тогда ладно, - Синдзи, вопреки сказанному, нисколько не успокоился. Рей была какой-то странной. Может быть, этот дым обладал наркотическим действием? – Погоди, полотенце…
Он удрал в свою комнату и зарылся в шкаф. Вернулся.
– Вот. Оно моё, но, - он поднял полотенце к лицу, - стиранное вроде бы.
- Спасибо, - Рей взяла полотенце, кажется, не вполне понимая, что с ним делать, и тоже понюхала. – Приятно пахнет. Тобой.
Синдзи покраснел.
- Чего? – отобрал полотенце. – Сейчас.
Он снова убежал к себе и принёс новое.
- Вот. Это точно чистое. И рубашка, можешь надеть её как халат, твоя одежда насквозь пропахла палёным. И мыло… возьми вот этот шампунь, он Аскин, но она не заметит, у неё этих флакончиков и тюбиков – магазин открыть можно.
Рей повертела в руке флакон.
- Что это?
- Шампунь, - удивлённо ответил Синдзи. – Ну, средство для мытья волос.
- А это? – девочка поглядела на ряд ярких ёмкостей.
- Тоже… наверное.
- Я и не знала, что существует столько средств для мытья, - сказала Аянами с нотками удивления. – Всё для волос? И как этим пользоваться?
- Представления не имею, - признался Синдзи. – На них должно быть написано. Это какие-то девчоночьи штучки, я в них не разбираюсь.
- А я должна? – поинтересовалась Рей. – Ведь я же девчонка.
И, словно собираясь предоставить доказательства этого, принялась раздеваться. Синдзи побурел.
- М-м-м… ну да… наверное, - он пулей вылетел вон и рухнул на диван в гостиной. Прислушался. Зашумела вода, но щелчка застёжки не было – Рей и не подумала закрыться. Провокация? Намёк?
Или она знает, что он не будет подглядывать. Верит в его порядочность. Или, наоборот, считает хлюпиком, который не посмеет. Нет, скорее всего, ничто из перечисленного. Рей попросту всё равно. А значит, можно…
- Не подглядывать, - забормотал он. – Не подглядывать. Не подглядывать!..
Искушение было велико. Синдзи отвернулся от двери, борясь с собой.
Он так этим увлёкся, что не заметил прихода Аски.
- А, Синдзи!.. Ты дома? – соседка ворвалась рыжим вихрем. Парень подскочил от неожиданности. – Хотя где тебе ещё быть.
Аска плюхнулась в кресло напротив и сощурила голубые глаза.
- Сидишь здесь как сыч. А мы с Хикари так здорово прогулялись. Есть что пожевать? Ты когда домашнее задание будешь делать?
- Ну, наверное, ве…
- Позовёшь меня. Только не вздумай вообразить, что я без тебя не управилась бы!.. Прост у меня от ваших японских картинок ум за разум. Я сама всё решу, ты только проверишь мой перевод.
Она вскочила и упорхнула себе в комнату.
- Ладно, - буркнул Синдзи ей в спину. Хотя его согласия вроде бы не спрашивали, говоря о деле как о чём-то решённом. Ну и учила бы тогда уроки вместе с Хикари.
Послышалось пение, лёгкие шаги, и Аска вновь явилась ему. Она была в халате и при полотенце.
- Я в ванну. Будешь подглядывать, убью, - уронила дежурно и повернулась.
- Ага… - он привык и почти не краснел на эту реплику. Но сейчас что-то было не так.
Что именно, он понял только через секунду.
- Стой!.. – завопил в ужасе, вскочил и понёсся к Аске. Та, открывая дверь ванной, повернулась к нему. Они столкнулись.
- Синдзи, бака!.. Ты чего орёшь? – Аска шарахнулась, замахиваясь полотенцем. – Если ждёшь приглашения вместе со мной принять…
Она медленно-медленно повернула голову, услышав шум воды.
Немая сцена.
Синдзи в ужасе зажмурился. Потом открыл один глаз.
Рей оглянулась через плечо. Она стояла, прекрасная, нагая, прикрытая лишь мыльной пеной и прозрачными струями воды. Аска стояла, замерев и даже не замечая, что её халат медленно сползает с плеч.
Синдзи вовсю распахнул глаза и почувствовал, что у него сейчас пойдёт кровь носом, как у некоторых героев аниме. В душе его перемешались ужас и восторг.
- Привет, - Аска улыбнулась неловко. Она отчего-то не взрывалась.
- Привет. Мы же сегодня виделись в школе, - сказала Рей.
- Да, точно. А я и забыла, - Аска подтянула халат. Синдзи издал неопределённый звук, похожий на гулкое икание.
- Кажется, мне следует завизжать, - задумчиво сказала Рей и швырнула в их сторону горсть мыльной пены.
– Извини. Я не знала, что ты здесь, - Аска оттолкнула застывшего в ступоре Синдзи. Тот с грохотом врезался в стену. Девушка осторожно закрыла дверь. Привалилась к ней спиной. Пару раз вдохнула и выдохнула.
- Что это? – указала назад большим пальцем.
- Это? Ах, это… Это Аянами, - ответил Синдзи и подумал, что взрыв Н-2 бомбы ещё не предотвращён, просто отложен.
- Я вижу, что это пай-девочка. Очень даже наглядно вижу. Но. Что. Она. Здесь. Делает?
- Моется?.. – робко предположил Синдзи. Он согласился бы снова оказаться напротив Рамиила скованным в пусковом устройстве, чем стоять вот так под прицелом голубых глаз.
- Я поняла, что она моется, - с несвойственным ей терпением сказала Аска. – Но не понимаю, почему она занимается этим здесь?
- Ну… я… она… - промямлил бедный парень.
- Я, она?.. – переспросила Аска, в упор глядя на него. – Ясно. В тихом омуте… А поначалу такими скромниками казались.
Синдзи покраснел. Хотя куда уж больше?
- Это не то, что ты думаешь!.. – горячо заверил он.
- Не могу поверить, что тебя могла привлечь такая… такая… и что она… - Аска никак не могла понять, что с ней. Она почему-то чувствовала себя несчастной. И хотела кого-то побить. Может быть, даже прибить.
Хорошо, далеко ходить не надо. Вот оно, стоит, лепечет жалкое:
- Это неправда, мы с ней не… это не то, что ты думаешь, честное слово…
Ах, ты ещё и не признаёшься?!. Аска отлепилась от двери и решительно последовала вперёд. Синдзи побежал за ней. Девушка распахнула дверь его комнаты, едва выдрав её при этом, и оглянулась на парня:
- Ну?!. – свирепо спросила. – Обвиняемый Икари, это всё ещё не то, что я думаю?
- Гм?.. – Синдзи заглянул внутрь и увидел раскиданную по полу одежду.
- Ваше мычание звучит неубедительно, подсудимый Икари!.. – Аска нервно завязывала узел на полотенце. Синдзи не сразу понял, как для неё выглядит хаос в его комнате, разбросанные повсюду шмотки и переворошенная постель – в поисках он пару раз споткнулся о футон.
- Я всего лишь искал полотенце для неё. И разбросал всё!
- Ваши жалкие оправдания не отсрочат приговор, осуждённый Икари, - карающее полотенце пошло на замах.
- Я не вру!.. Она пришла вся пропахшая пластмассой, и…
- Чем? – удивилась Аска и погасила свои голубые лазеры.
- В лаборатории Акаги что-то там загорелось… или взорвалось… - заторопился он, - и Рей пластмассой горелой надышалась.
Аска повела носом.
- Да? А я понять не могла, чем это пахнет. Постой, горелый пластик страшно ядовит!..
- Доктор Акаги сказала, что всё в порядке. Но ей надо было помыться…
- Что, пай-девочка дома помыться не могла?
- Её дом далеко. Да и там какие-то проблемы с горячей водой. Она и пришла сюда.
- Яс-с-сно, - протянула Аска, и Синдзи сделал робкое предположение, что убивать его прямо сейчас не будут.
- Что, мне не надо было её пускать? – попытался неуверенно возмутиться.
- Да ладно, - буркнула Аска, на всякий случай всё-таки стукнув его полотенцем. – Пусть её моется и уматывает.
Она и не попыталась понизить голос, и Рей услышала:
- Да, я сейчас уйду, - шум воды смолк, и девушка высунулась из-за двери ванной комнаты. Как была.
Аска тихонько зарычала. Пожалуй, носовое кровотечение всерьёз грозило Синдзи – девушка дёрнула рукой, захлопнув дверь его комнаты, и при этом угодила ему локтём в лицо. Похоже, что ненароком, хотя кто её знает.
- Слушай, пай-девочка, - сквозь зубы сказала Аска. – Ты не в курсе, что вообще-то не принято ходить голышом?
Рей, выглянувшая лишь до плеч, так что ничего компрометирующего он не увидел, убралась назад. И сообщила из-за двери:
- Экстраполируя твоё поведение, я склонна думать, что ты не будешь испытывать смущение, видя меня так.
Аска отвесила челюсть.
- Что же касается Синдзи, он не увидел бы ничего нового, - добавила Рей.
Аска медленно-медленно повернула голову. Взгляд голубых глаз вдавил парня в стену:
- Синдзи, извращенец!.. Ты что, уже видел её… голой?!.
- Нет!.. – взвыл Синдзи, еле проморгавшись от искр из глаз.
- Да, - преспокойно сдала его Рей.
- Вообще-то действительно, однажды, - признался Синдзи, осторожно трогая нос.
- Грязный хентайщик!.. – завопила Аска. – Ты посмел!.. Ты знал, что она в человеческих отношениях вообще не разбирается, и предложил ей обнажиться перед тобой, а может, сделать и что-то большее!..
- Нэд!.. – гнусаво взвыл Синдзи, закрывая голову от хлещущего узла. – Всэ былэ нэ таг, это случэйнэ получилэсь!.. Нэ выноватый йа!..
Господи, только бы Рей не стала распостраняться о их «чём-то большем». Левую руку словно огнём обожгло, вспомнилось то случайное касание.
Аска вдруг обнаружила, что полотенце вырвалось у неё из рук. Девушка оглянулась, позади стояла Аянами, перехватившая полотенце.
- Синдзи не виноват. Скорее виновата я, - Рей преспокойно развязала узел на полотенце и вручила Аске.
- Ты? – переспросила Аска недоверчиво, принимая его. – И с каких пор ты зовёшь его просто по имени?
- С недавних, - сообщила Рей. – Я решила, что мы уже достаточно близки… близко знакомы, я имела в виду, а не то, что ты сейчас подумала. Знаешь, мы вместе дрались и спасали друг друга, это сближает людей.
Аска замотала головой и уставилась на Аянами во все глаза.
- Настолько, что ты показалась ему голой?
- Он пришёл ко мне отдать пропуск, - пояснила Рей. – А я как раз выходила из ванной.
- Без одежды? – жадно поинтересовалась Аска.
- На мне было полотенце.
- Ну ты… пай-девочка… ну ты даёшь!.. – взвыла Аска с досадой и восхищением. – Изящно было проделано! Кстати, об изящном – что это ты на себя напялила?
- Рубашку Синдзи, - сообщила Рей очевидное. Рубашка на голое тело смотрелась на девушке очень и весьма. – Он был очень добр и предложил мне…
- Да, но почему ты не надела что-нибудь ещё?
- Потому что моя одежда пропахла гарью. Я думаю, что тебе бы не понравилось, возьми я какие-то из твоих вещей.
- Не понравилось, - подтвердила Аска. – Попробуй только!.. и, кстати, о чужих вещах и запахах – чем это от тебя пахнет? Не моим ли шампунем? – она уперла руки в боки и подозрительно прищурилась.
- Аска, - поторопился влезть Синдзи, опасаясь взрыва эмоций. – Она не так уж много израсходовала…
Аска грозно посмотрела на него, и Синдзи мгновенно сдулся, пролепетав, что купит ей такой же шампунь.
- Нет, Синдзи, куплю я, - сказала Рей. – Пилот Лэнгли…
- Да ладно, - нетерпеливо отмахнулась Аска. В другое время она не преминула бы устроить скандал, но сейчас ей было интересно другое. – И зови меня Аской в конце концов. Так ему понравилось?
- Что?
- Твой выход из ванны неглиже!..
- Я не уверена, - сообщила Рей. – Он был несколько шокирован и…
- Ну, что?!. – жутким голосом возопила Аска, когда Рей замолчала, подбирая слова.
- Я всё же думаю, ему понравилось.
- Рей!.. – протестующе пискнул парень, в полуобмороке приваливаясь к стене. Аска поглядела на парня, сходила на кухню и принесла стакан воды.
- Уф, спасибо, - Синдзи протянул руку.
- Всегда пожалуйста, - невозмутимо сказала Аска, выплёскивая стакан ему в лицо. – Ещё?
Заботливая.
- Нет, спасибо. Вполне достаточно, - отфыркнулся Синдзи.
- Мне не трудно…
- Не надо, данке.
- Пожалуйста, - Аска широко улыбалась. Рей поглядывала на всю эту суету с чем-то смутно напоминающим удивление.
- Синдзи, - сказала вежливо, - я была права?
- Насчёт чего?
- Насчёт того случая. Понравилось тебе или нет?
- Да, Синдзи, ответь, - ехидно сказала Аска. – Девушка вышла из душа лишь в каплях воды. Понравилось тебе зрелище или нет?
Две девушки смотрели на него в ожидании ответа. Синдзи деревянно кивнул и зажмурился, ожидая побоев. Которых не последовало.
- Ясно, - протянула Аска. – А кто из нас больше тебе нравится? Впрочем, глупый вопрос. Конечно, я. Кому может понравиться эта кукла?
- Рей вовсе не… - начал Синдзи возмущённо, но замолчал под угрожающим взглядом.
- Ну?!. – потребовала ответа Аска. Рей тоже смотрела внимательно, и ожидание на её всегда бесстрастном лице было сравнимо по воздействию с Аскиным нетерпеливым рычанием.
- Вы обе… по-своему хороши, - прохрипел парень. – Зачем сравнивать?
- Выкрутился, - сказала Аска. – Хотя любой скажет, что Рей не идёт ни в какое сравнение… Стоп, я поняла!.. Ты признал её ровней мне лишь потому, что видел голой? Но если бы тебе случилось увидеть меня, ты бы сразу…
Она приспустила халат с плеч.
- …Упал в обморок, - растерянно закончила, глядя на валящегося Синдзи. Девушки переглянулись, Рей забрала у Аски стакан, сходила на кухню и повторила процедуру приведения в чувство. Причём проделала это с каким-то даже удовольствием и сама себе удивилась.
Аска смотрела на неё и хватала ртом воздух, словно это её сейчас облили.
- Знаете, пилот Лэнгли, - задумчиво сказала Рей, когда Синдзи восстал, шатаясь, фыркая и икая, - мне кажется, в будущем нам следует воздерживаться от таких действий. Я не совсем понимаю, почему, но это явно оказывает дестабилизирующее действие на разум пилота Икари.
- Было бы чего дестабилизировать, - буркнула Аска, стряхнув своё обалдение. Поставила Синдзи прямо.
- Перестаньте меня поливать!.. – взмолился парень, встрёпывая мокрой головой.
- А ты перестань сползать на пол!.. Или оттуда ракурс лучше? – подозрительно поинтересовалась Аска и покосилась на свои ноги, выглядывающие из-под пол коротенького халата, потом на ноги Рей. Аянами, подумав, попыталась ниже опустить полы рубахи. Получилось не очень.
- Слушай, пай-девочка, хватит уже светить своими коленками, нашего дурачка сейчас удар хватит. Пойдём, я дам тебе мою юбку. Старую. И расскажешь, что там случилось в лаборатории.
Через несколько минут они сидели на кухне и пили чай. Старая юбка, предложенная Рей, оказалась старыми шортами из джинсовой ткани, потёртыми и очень короткими, рубашку Синдзи она так и не сняла. Парень изо всех сил старался не пялиться и думал, что Айда за фотографии Рей и Аски, которая по-прежнему щеголяла в халате, душу бы продал.
Рей коротко рассказала о нештатном срабатывании оборудования, и Аска довольно долго возмущалась неосторожностью учёных. К Аянами вернулась обычная молчаливость, Синдзи тоже лишь изредка вставлял реплику-другую, но Аска болтала за троих, забыв, что вообще-то собиралась принять душ.
Идиллию нарушила Мисато, устало ввалившаяся в квартиру.
- Привет всем… - майор удивлённо уставилась на Детей. Потом широко улыбнулась: - Синдзи, ну ты силён! А с виду и не скажешь!..
- Мисато-сан? – переспросил парень, на всякий случай чувствуя себя виноватым.
- Каков скромник!.. – Мисато выразительно изучила Рей в её странной одежде, Аску в халате и его самого, с мокрой встрёпанной шевелюрой. – Я думала, ты никак выбрать не можешь. А ты просто ждал удобного случая, чтобы выбрать сразу двух, ну ты даёшь, герой!
Синдзи сообразил первым и побурел.
- Это не то, что ты подумала!.. – в который раз за сегодняшний день завопил он.
- Гм, в самом деле? – майор вскинула бровь.
Все заговорили одновременно.
- Нет!.. – закричала Аска, тоже поняв. – Мисато-сан, я бы никогда!..
- Майор Кацураги, - спокойно сказала Рей, - ваши выводы логичны, но неверны.
- Мисато! – воскликнул Синдзи. – Неужели ты думаешь, я смог бы…
- Смог бы!.. – хихикнула Мисато. – В твоём возрасте гиперсексуальность – вполне обычное дело. Вот я однажды, помню…
- М-мисато!.. – Синдзи закатил глаза и сполз со стула на пол.
- Что это с ним? – удивлённо посмотрела майор. Взяла со стола стакан, убедилась, что там вода, и выплеснула на Синдзи.
- Да сколько ж можно!.. – подскочил тот и врезался макушкой в стол. С пола открывался прекрасный вид на две пары девичьих ножек.
Одна из которых тут же отвесила ему пинка, и Синдзи выскочил из-под стола пробкой. Аска одарила его взглядом, обещающим все мучения ада, наклонилась и потёрла ушибленную босую стопу.
- Кацураги-сан, уверяю вас, вы ошибаетесь, - прошипела сквозь зубы.
- Тогда как вы всё это объясните? – поинтересовалась ехидно майор.
Впрочем, всё её ехидство пропало, когда Аска и Рей объяснили про возгорание в лаборатории. К смущению Синдзи, Аска ещё и довольно зло прошлась по его манере падать в обморок.
- …Вместо того, чтобы пользоваться случаем!.. – докончила Мисато. – Детишки, а вы точно ничего то меня не скрываете?
- Мисато-сан!.. – завопили в унисон Аска и Синдзи.
- Так, синхронизация пошла, - хихикнула майор. – Спелись, голубки!.. Вот всегда бы так.
Аска, шипя и булькая, как закипающий чайник, вскочила с места и, прорычав, что не намерена терпеть непристойные инсинуации, вылетела вон.
- Что это с ней? – поинтересовалась Мисато. – Не удовлетворил?
- Мисато-сан!.. – взвыл Синдзи.
- Полагаю, мне стоит прочитать лекцию о некоторых приёмах и хитростях… да и о контрацептивах заодно…
- Майор Кацураги!..
- Спасибо за любезное предложение, майор Кацураги, я с удовольствием выслушаю эту лекцию – но не сегодня, - бесстрастно сказала Рей, вставая. Мисато застыла на месте, словно примороженная. Медленно-медленно повернулась к ней, попятилась и села, едва не промахнувшись мимо стула.
- Рей?
- Синдзи, спасибо. Это было странно и познавательно, - девушка кивнула онемевшему парню. – И довольно приятно… Что ж, мне пора идти.
Двое проводили её обалделыми взглядами. Потом Мисато посмотрела на Синдзи. Синдзи же покосился в сторону балкона и с сожалением понял, что не успеет вскочить и выпрыгнуть с него. Под очень серьёзным взглядом майора он чувствовал себя как кролик перед удавом.
- Синдзи, - очень спокойно сказала Мисато. – Какой такой позитивный опыт она упоминала?
- Мисато. Я знаю, это очень странно прозвучит, - Синдзи осмелился прижать ладони к пылающим щекам. – Но она всего лишь благодарила за позволение принять ванну.
- Не поняла, - Мисато помотала головой. – Приятно и познавательно – это ванна?
- Ну да. Мисато, честное слово…
- Синдзи, смотри мне в глаза. Рей у тебя посредине дня. Рей зовёт тебя по имени. Рей произносит больше трёх слов подряд. И даже отвечает шуткой на шутку!..
- Я не уверен, что она ответила шуткой…
- То есть она говорила серьёзно? Синдзи. Выкладывай всё.
- Дадут мне сегодня принять душ или нет?!.
Мисато и Синдзи подскочили, переглянулись и поспешили на возмущённый вопль Аски, столкнувшись в дверях. Причиной негодования рыжей была Рей, обнаружившаяся в ванной.
- Я за своей одеждой, - проинформировала синевласка, разглядывая собственную блузку. Подсохшие следы от пролитой воды и даже пятна копоти на воротнике.
- Ты в самом деле намерена это надеть? Пошли, я дам тебе пару шмоток… или, может быть, так и отправишься? – ехидно вопросила Аска.
Рей оглядела себя – рубашка Синдзи, короткие шорты:
- Можно и так. На улице достаточно тепло.
- Эк… - только и сказала Аска. – Ты серьёзно? Впрочем, что это я, ты всегда серьёзна… ну и иди!.. Стоп, провожу тебя. Я хочу увидеть автокатастрофы и приступы сумасшествия.
Рей вопросительно глянула на Сорью.
- Ну как же!.. увидев тебя так, любой спятит!..
- Тогда мне, пожалуй, стоит переодеться, - заключила Рей. – Я вовсе не хочу быть причиной аварий и сумасшествия.
Аска захихикала и потащила Рей в свою комнату. Мисато в стиле немки вцепилась в Синдзи и поволокла жертву на кухню.
К тому времени, как девушки уже одетыми появились из комнаты Аски, парень успел рассказать всё, что произошло. Мисато лишь головой качала.
- Ладно, поверю. Но мою лекцию о контрацептивах ты выслушаешь. И потом ещё тест будешь сдавать…
Синдзи икнул.
- Нет, не в этом смысле. – поторопилась сказать майор. – Хотя…
Она окинула подростка взглядом как будто не просто оценивающим, но и ещё и ощупывающим. Синдзи зарделся.
- М-Мисато-сан!..
- С другой стороны, Рей и вправду странно себя ведёт, - отбросив дурачества, серьёзно произнесла Кацураги. – Здорово, если она наконец «разморозилась», а если действительно дымом обдолбалась? Помнится, в бытность мою студенткой… - она крякнула и поспешно замолчала, изобразив преувеличенное внимание к голосам, доносящимся из комнат:
- …Всё-таки я тебя провожу, - говорила Аска. – Мне крайне необходимо развеяться. К тому же я никогда не была у тебя дома.
Она предпочла персиковое платье, в каком Синдзи увидел её впервые, Рей же нарядила в синюю блузку в тон волосам и такие же обтягивающие джинсы.
– Смотри-ка, на парней и это воздействует!.. – хихикнула Аска, Синдзи понял, что застыл в дверном проёме с открытым ртом, и торопливо захлопнул, клацнув зубами. Рей лишь молча кивнула в своей обычной равнодушной манере, но Синдзи показалось, что ей неуютно в такой одежде.
- Рей, как ты себя чувствуешь? – спросила Мисато.
- Непривычно, - подтвердила девушка мысли Синдзи. – Эта одежда… очень странная.
- Нет, я имею в виду физически… подойди, пожалуйста. Дай руку.
Мисато прощупала пульс, велела запрокинуть голову и разглядывала зрачки, зачем-то потрогала нос.
- Закрой глаза. Поочерёдно дотронься руками до кончика носа.
Рей легко выполнила это.
- Ладно, - сказала Мисато, - похоже, ты действительно в порядке.
- Синдзи! Пошли с нами, - предложила Аска – скорее даже велела, её слова прозвучали так, словно отказ карался немедленным рукоприкладством.
- Действительно, Синдзи, проводи девушек, - негромко сказала Мисато. – На всякий, и смотри за Рей.
Икари кивнул.
- Я только переоденусь…

По дороге Синдзи и Рей молчали, Аска же болтала за троих, комментируя всё, что видит вокруг, сравнивая Токио-3 с Германией и США, где жила, вспоминала весёлые случаи из жизни и, как обычно, хвасталась напропалую.
- Эй, пай-девочка!.. куда это ты нас завела? – спохватилась на подходе к одному из районов.
- Мой дом.
- Это?!. – ужаснулась Аска, поднимая голову. – Жуть!..
- Ты до сих пор живёшь здесь? – не поверил Синдзи, глядя на обшарпанное здание. Он почему-то думал, что девушка обитает здесь лишь временно.
- Да, - коротко сказала Рей, открывая дверь подъезда, на которой не предусматривался замок. Домофон был сломан. На лестнице громоздились горы строительного мусора.
- Какой придурок поселил тебя сюда? – хмуро осведомилась Аска. Она брезгливо поглядывала по сторонам. – Вот уж не думала, что в Токио-3 могут быть такие откровенные трущобы… А ещё называется – новый мегаполис.
- Что такое трущобы? – поинтересовалась Рей.
- Вот это – трущобы! И я нахожу возмутительным, что тебе приходится жить… здесь!..
Аска зло ударила по кнопке лифта. Кнопка щёлкнула, вылетела наружу и поскакала по бетону площадки. Немка проводила её обалделым взглядом, наклонилась и зачем-то заглянула в дырку на пульте. Там искрило.
- Лифт…
- Не работает, - Рей флегматично пошла вверх. Аска, что-то бормоча по-немецки, устремилась следом.
- Какой этаж?
- Седьмой, - ответил Синдзи вместо Рей. Аска уколола злым взглядом, парень вжал голову в плечи.
- Я думал, она переехала. Или сделали наконец ремонт, - промямлил доблестный герой, истребитель Ангелов.
- Думал он… а проверить? А просто спросить?!. – прорычала Аска и побежала вперёд.

Немка металась туда-сюда по этажу. Шаг, поворот, хлещет огненная грива волос. Казалось, её ярости было тесно в тёмном грязноватом коридоре.
- Я их убью.
- Кого? – робко поинтересовался Синдзи, наблюдая за рыжим пламенем.
- Всех. Мисато, Акаги, Командующего, тебя!..
- Я не могу позволить тебе убить Командующего, - заявила Рей. Аска бешено глянула на неё.
- То есть остальных можно?
Рей серьёзно задумалась.
- Нет. Смерть Синдзи неприемлема. И остальных тоже.
- Да? – язвительно переспросила Аска. – Какая жалость!.. Эй, пай-девочка, собирайся.
- Что?
- Собирай свои вещи. Здесь ты жить не будешь.
- Почему?
Аска с отвращением покосилась в сторону раскрытой двери квартиры.
- Потому что это… неприемлемо, - прорычала девушка. – Ты… как ты можешь позволять, чтобы с тобой обращались вот так?!.
Она свирепо ткнула пальцем.
- Живёшь чёрт-те где, воды нет, лифта нет, отопление?..
Рей покачала головой.
- Нет отопления, странно, что электричество проведено!.. Грязь, мусор, замки сломаны, Рей!.. Ради Бога, что с тобой? Как ты можешь жить здесь, без элементарных удобств?!.
- Мой комфорт не имеет высокого приоритета.
- Нет, имеет!.. – взревела Аска, сжимая и разжимая кулаки. – Ты же Пилот «Евангелиона»! довольно скверная, но Пилот!.. Первое Дитя, спасительница человечества, и всё такое, и оно, это человечество, в лице его отдельных представителей, вот так тебя отблагодарило… Твой комфорт – наш комфорт – это дело национального масштаба, что я говорю – общеземного! А ты…
В общем, я тебя забираю. Ночь перекантуешься у нас, а Мисато завтра выбьет квартиру.
- Я не думаю, что это…
- Оно и видно, что ты не думаешь, - перебила Аска. – А мы думаем! И делаем! По крайней мере, я, - рыжая метнула презрительный взгляд на Синдзи.
Красноглазая девочка явно колебалась. В своей незаметной манере.
- Ну, если вы считаете, что так нужно, - ответила неуверенно.
- Да, мы считаем, что так нужно, - отрезала Аска.
Рей посмотрела на неё, на Синдзи. Тот чуть кивнул, и девушка прошла в свою квартиру.
- Даже если мне самой придётся трясти за шиворот этого очкастого… - бормотала Аска, не в силах успокоиться. – И белобрысая стерва крашеная… и наша алкоголичка тупая… р-р-растопчу их своей «Евой»!.. И сопляк тоже…
Голубые глаза остановились на Синдзи, который вжался в стену, избегая гнева валькирии.
– А ты чего встал?!. Марш помогать своей чудо-девочке! Или она сама должна таскать чемоданы?
Синдзи судорожно кивнул.
- У меня нет чемоданов, - сообщила Рей, появляясь из-за двери. В одной руке она несла сумку, в другой тяжёлый медицинский кофр. Синдзи поспешил перехватить его, Рей удивлённо посмотрела, но отдала.
- Это что, все твои вещи? – поинтересовалась Аска.
- Да, - обронила синевласка. Синдзи невольно вспомнил одежный хаос при въезде своей беспокойной соседки, судя по тому, как на него покосилась Аска, рыжий дьявол прочла мысли.
- Что здесь? – ткнула пальцем в сумку.
- Школьная форма, учебники и тетради, - ответила Рей.
- А здесь? – жест в сторону шатающегося под тяжестью кофра Синдзи.
- Медицинские препараты.
- Лекарства?
- Нет. Медицинские препараты.
- Понятно, - пробормотала Аска таким тоном, что стало понятно – ничего ей не понятно. – Как же ты жила?
- А что не так?
- Всё не так, - отрезала Аска, кривя губы, будто собиралась зарычать. – Дверь-то закрой.
- Там нет ничего ценного, - сказала Рей. – И потом, она вовсе не закрывается.
Аска споткнулась и едва не полетела со ступеней, Синдзи придержал, за что и получил в бок.

- А, вернулись наконец? – Мисато сидела на диване в гостиной, отсалютовала банкой пива. – Синдзи, я понимаю, общение с девушками необходимо, но что у нас на ужин?
Похоже, она уже забыла, что сама отправила парня. На всякий.
- Рей сегодня ночует у нас, - сказала Аска.
- Значит, что-то вегетарианское? Постойте… Что, вы всё-таки?.. Синдзи, молодец!.. – восторженно заверещала Мисато.
Аска сдержанно зарычала, но вместо того, чтобы обрушить громы и молнии, промаршировала к ней и отдала безупречный салют.
- Майор Кацураги, разрешите обратиться?
Майор, во все глаза уставившись на неё, машинально приложилась к банке и поперхнулась пивом. Аска шагнула вперёд, сильно треснула её по спине и снова отступила, встав навытяжку.
- Нельзя же так!.. – укоризненно пробормотала Мисато, откашлявшись и смерив её взглядом. – Сначала Рей, теперь ты… Обращайтесь, Пилот Сорью.
- Сегодня я и Пилот Икари в ознакомительных целях побывали в гостях у Пилота Аянами… - голос Аски дрожал от сдержанного бешенства. За время прогулки её огненная ярость не поутихла, а трансформировалась в ледяной гнев. Синдзи понял, что такую Аску он боится ещё больше обычной взрывной девчонки. От той хотя бы примерно понятно, что ожидать.
- И?.. – осторожно сказала майор.
- И я хочу сказать, что нахожусь в некотором охре… недоумении!.. – прорычала Аска, на скулах её расцвели яркие пятна. – Всякое может быть, но я не понимаю причин, по которым Пилот «Евы» живёт в столь неподобающих для нормальной жизни условиях! Да ещё и Toufel знает где!..
- Аска… - попыталась заговорить капитан, но Второе Дитя уже вышла на расчётную мощность и затыкаться не собиралась.
- Кацураги-сан, вы вообще видели где и как живёт Рей? Мне даже в страшном сне не взбрело бы в голову назвать эту халупу нормальным человеческим жилищем! Трущобы, свинарник, бардак (найтисоответствующиедойчругательства)!..
- Аска, Аска!.. – Мисато замахала руками, пытаясь хоть как-то прервать гневную тираду.
- Или это саботаж?.. – с рыка Аска перешла на жуткое змеиное шипение. – Подрыв боеготовности? Намеренное снижение общей обороноспособности Токио-3? Кто ответственен за это?! Принесите мне его голову на блюде!..
Мисато содрогнулась и смяла банку пива, разлив остатки на себя.
- Аска Сорью Цеппелин, смирно!.. – рявкнула майор, резко поменяв тактику. Аска вздрогнула и вытянулась. Синдзи тоже. Скосил глаза – даже на Рей майорский рявк подействовал.
- Что с тобой, Аска? – Мисато встала с дивана и внимательно оглядела немку слева и справа, словно выставленную в музее статую. – Чего ты так завелась-то?
Статуя отчётливо скрежетнула зубами.
- Вам повторить? – поинтересовалась.
- Стоп, - велела майор. – Я поняла. Но не всё. Садись. И вы, ребята, садитесь, рассказывайте всё поподробнее. И желательно без лишних эмоций. Что случилось-то?
Аска, словно из неё стержень выдернули, вдруг обмякла, ссутулила плечи и села напротив Мисато.
- Там действительно ужас что, - произнесла тусклым голосом. Синдзи робко приблизился, Рей тоже подошла. – Разгром, хаос, у неё даже отопление не работает!.. Горячей воды нет. И лифт. Как представлю, что она раненая моталась на седьмой этаж по лестнице… Майор… Мисато… Так нельзя!..
Мисато глянула на Синдзи, тот неловко кивнул. Аска говорила глухо, неохотно.
- Окраины… Мисато, вы сами видели эти окраины?!. Там невозможно жить. Только умирать.
Рей вздрогнула. Кацураги перевела взгляд на неё, неопределённо хмыкнула и встала.
- Поехали.
- Куда?
- Посмотрю на ваши трущобы. На её.
- Но, Мисато… - заикнулся Синдзи, глядя на батарею банок на столе.
- Нет.
- М-мисато?
- Не пьяна, говорю тебе, - Мисато вручила ему жестяной комок и направилась в свою комнату, на ходу стягивая облитую пивом майку. Синдзи торопливо отвернулся, углубившись в изучение зверски смятой пивной банки. Ну и силища у майора, почти в шарик скатала, а пальцы с виду такие тонкие…
Мисато не потребовалось много времени, чтобы переодеться.
- Вперёд, Пилоты, - скомандовала майор, выходя. Детям пришлось почти бежать за длинноногой Кацураги.

- Рей.
- Майор Кацураги?
- Рей, ради Бога, я же просила!..
- Мисато-сан, - поправилась та, Мисато возвела очи горе, но поправлять опять не стала.
- Почему ты не подала рапорт?
- Я… Я не думала о такой возможности, - девушка казалась растерянной.
Кацураги неопределённо хмыкнула.
- Аска права. Здесь действительно жить нельзя, - пробормотала, оглядывая «апартаменты» Аянами. – Кошмар.
Голос её звучал спокойно, даже расслабленно, однако Синдзи приметил, какие бешеные у майора глаза. Да она же завелась не хуже Аски, только гораздо лучше скрывает это. Весёлая, открытая Мисато… Он видел её и усталой, и злой, в том числе и на него, но никогда доселе майор не приводила его в ужас.
- Собирайся, Рей. Переночуешь у нас эту ночь.
- Я уже собралась, - ответила Рей.
Мисато не поверила.
- Постой… ты хочешь сказать, те сумки, о которые я споткнулась у порога – это и есть твои вещи?
- Да.
- Все твои вещи?
- Да.
Мисато хмыкнула.
- Хорошо, тогда идём.
На обратном пути она гнала быстрее обычного и вопреки обыкновению молчала.
- У меня в животе бурчит, - сказала Аска, не перенеся тишины. – Надо было оставить Синдзи дома, пусть бы приготовил что.
- Умгум, - согласилась Мисато.
- Сейчас приедем, и я что-нибудь по-быстрому соображу, - заверил Синдзи.
- Вот всегда бы ты быстро соображал, - буркнула Аска. Синдзи не понял, что она этим хотела сказать, и промолчал. Он и Рей сидели сзади, юноша любовался её профилем в бегущем свете уличных фонарей и вдруг понял, что ей не по себе. Нарушение привычного образа жизни пробило её обычную невозмутимость и замкнутость.
Он вспомнил себя по приезду в Токио-3. Нашарил её руку и чуть пожал, подбадривая.
- Зачем? – тихо спросила вдруг Рей.
- Что?
- Зачем вы делаете это? Заботитесь обо мне?
- А почему бы нам и не заботиться о тебе? – спросил Синдзи, чувствуя, как наливаются багровым цветом уши. Торопливо отпустил её руку. Мы… нам… Он-то нисколько не заботился, даже не подумал о такой возможности. Лелея свои обиды, устремился внутрь себя и не заметил, что рядом есть кто-то действительно нуждающийся в помощи.
Рей чувствовала себя… странно. События этого дня вывели её из обычного спокойствия. Пилот Лэнгли не нравилась ей своей нетерпимостью, самовлюблённостью и обращением с Синдзи. Майор Кацураги, весёлая и сыплющая малопонятными шуточками в адрес Синдзи и двух девушек-Пилотов, была непонятна и далека. А вот теперь они ей помогают.
Сам Синдзи… она затруднялась определить своё отношение к нему. Единственный человек помимо Командующего, который пытался помочь.
Но ещё больше Рей беспокоила она сама. Что-то происходило в её всегда спокойном внутреннем мире. Она стала мыслить и действовать иначе. Её речь стала легковесной и непринуждённой. Если раньше ей приходилось прилагать усилие, чтобы заговорить, то теперь она старалась молчать, чтобы не ляпнуть лишнего. Да ещё это внезапное решение называть Икари-куна по имени.
Синдзи…
Ну вот, опять!..
Её рука сама двинулась – и завладела его рукой. Синдзи вздрогнул и закаменел. Девушка легко провела пальцами по шраму от ожога поперёк ладони. Приятно, когда о тебе заботятся. Не по долгу, а просто так.
- Эй, ребятки!.. – Мисато заметила, что на заднем сидении происходит что-то занятное, - вы что там, обжимаетесь?
Она обернулась. Аске тоже стало интересно.
- М-мисато!.. – возопил Синдзи, отдёргивая свою руку.
- Они всего-то за ручки держались, - ехидно сказала Аска. Но при этом недобро сощурилась.
- Аска, - возмущённо сказала Мисато, - тебе ли не знать наших голубков!.. Они «держались за ручки», ага!.. С их-то характерами это всё равно, что объятия и поцелуи – глубокие, с языком!..
- Мисато!.. – завопили одновременно Аска и Синдзи, протестуя. Аска вообразила себе те самые поцелуи и передёрнулась. Рей чуть нахмурилась и только заметила:
- Майор Кацураги, на такой скорости небезопасно отвлекаться от дороги, - что такое «глубокие поцелуи с языком», она решила выяснить попозже. Майор обещала лекцию, тогда и спросим.
- Это мне сейчас вежливо сказали «Мисато, отвали, занимайся своими собственными делами?» - поинтересовалась майор, всё же возвращаясь к «пилотированию». – Аска, а ты не пожалеешь, что пригласила сегодня её к нам? А то вдруг окажется, что синевласка положила глаз на нашего Синдзи и уведёт его… ну, в свою новую квартиру?
Которую я непременно для неё выбью… - руки майора сжались на руле.
- Нет, мне-то что? – огрызнулась Аска, которая действительно уже жалела, но скорее откусила бы себе язык на манер японских ниндзя, чем призналась в этом. – Пусть забирает с потрохами.

+5

12

Лунатик написал(а):

Что за "Дваждырождённый"

У Вас на странице лежит под названием "Дубль" в рубрике "лежачий камень". Такая дикая экспрессия, притом весьма хорошо читается.

0

13

Лунатик написал(а):

кидали бы и остаток с ВВВ. То есть вот этот:

Так это ж не остаток, это середина. Остаток вот:

Лунатик написал(а):

Замена ведущего игрока-3
Не было уже ставшей традиционной ранней побудки – утренних воплей Аски. Одно это показывало, как на самом деле зла девушка. Так зла, что даже орать на него не желает.
Синдзи понял, что проспал. Никого не было дома. Никто не подумал его разбудить. Никому он не нужен…
И эта всеобщая заброшенность – словно весь мир объявил бойкот, - подтолкнула его к решению, которое он обдумывал вчера поздно вечером.
- Пойти к отцу, - прошептал Синдзи, сжимая кулаки. – Пойти к нему и сказать прямо в… в очки, что больше не буду Пилотом. Сегодня же. Сейчас!..
Он решительно встал, умылся, почистил зубы. Приготовил нехитрый завтрак, без аппетита поел, очень долго собирался.
Но растягивать сборы до бесконечности нельзя. Парень вздохнул и вышел из дома. Дорогу в НЕРВ он тянул как мог, дважды возвращался с полпути – сначала забыл пропуск, потом решил прихватить пистолет, который обычно не брал с собой – ведь придётся, наверное, сразу оружие сдать. Пришлось ещё и куртку накинуть, уф, жара… Синдзи плёлся, как на повешение.
Дорога длиной в десять тысяч невесёлых мыслей наконец подошла к концу. Синдзи провёл карточкой через щель сканера, замок разрешающе пискнул, турникет провернулся. Парень невольно вспомнил злополучный пропуск, когда он пришёл в гости к Рей и застал её…
Он ощутил, как вспыхнула кожа щёк. Не смущение, нет – обжигающий стыд. Увидел девушку лишь в каплях воды – доволен? А оглянуться вокруг не мог? Грязь, холод, антисанитария, трущобы… как там их Аска обозвала?
Ступив на ленту эскалатора, Синдзи пошёл вперёд. Коридоры, коридоры, световые панели льют мертвенную белизну, шуршат огромные таинственные механизмы, сухой фильтрованный воздух пахнет чем-то технологическим. Жутковато… особенно когда никого нет. Время между утром и обедом, все работают. За время спуска он не встретил ни души.
Вот и хорошо. Ему всегда казалось, что сотрудники НЕРВ смотрят на него с осуждением и брезгливой жалостью. Мальчишка, хлюпик, сопляк… Что он может против гигантских организмов? Даже Берсерк, который до того всегда выручал в смертельных ситуациях – не его заслуга. Это состояние пугало Синдзи до безъязычия, он боялся, что безумие действующей в Берсерке Евы проникнет в него настолько, что он станет кем-то другим.
Впрочем, я бы не прочь измениться, - подумал подросток. – Может быть, став кем-то другим, я перестану быть никем…
За унылыми размышлениями он добрался до лифта. Прозрачная капсула открылась, Синдзи вошёл, ввёл код. Лифт тронулся, подросток опёрся лбом о прозрачный щит, глядя на Геофронт. Верхушка пирамиды НЕРВ сияла отражённым светом, леса с такой высоты казались травой, озеро блестело. Красиво…
Наверное, я больше никогда сюда не попаду, подумал Синдзи. Никогда снова не залюбуюсь этой красотой.
Стальные балки опоры лифтовых шахт мелькали мимо. Скоро лифт обрушился в темноту, вышел, стал замедляться. Двери разошлись, Синдзи шагнул наружу с мужеством идущего на Голгофу и сосредоточился на том, чтобы переставлять ноги в правильном направлении. Своевольные конечности ослабли в коленках и норовили унести его куда подальше от пути к кабинету отца.
- Не убегать… не убегать… не убегать… - Синдзи свернул за угол и наткнулся на доктора Акаги.
- Икари-кун? – удивилась та. – Ты почему не в школе?
Ты мне не мать!..
Вспышка гнева, мгновенно сменившая меланхоличное настроение, напугала его самого. Он ведь чуть не заорал это вслух!..
- У вас же сейчас… - видимо, доктор всё же разглядела что-то в его глазах. – Ну да ладно. Ты кстати, Синдзи. Раз уж ты здесь…
Она махнула рукой, приглашая идти за ней, и повернулась к лифту. Словно собачонку зовёт… да я она и есть – отец поманил, и я послушно примчался, виляя хвостом…
Синдзи шёл и смотрел на развевающиеся полы белого халата. Он уже успокоился. Доктор, конечно, вовсе не хотела его обидеть. Просто доктор Акаги очень энергичная, она предпочитает экономить слова. Удивительно, что они с Мисато сошлись, та, наоборот, предпочитает говорить, а не действовать.
Опять ты несправедлив, укорил себя Синдзи. Мисато может быть и совсем другой. Впрочем, он предпочитал весёлую, болтливую и ленивую ипостась своей опекунши. Серьёзная, быстро действующая и говорящая лишь по делу Кацураги возникала лишь тогда, когда ситуация была очень серьёзной.
- Да здравствует раздолбайка Мисато, - пробормотал Синдзи, вслед за Рицко входя в лифт.
- Что ты там про Мисато? – поинтересовалась Акаги.
- Нет, ничего.
Доктор пожала плечами и ввела код научных этажей. Тут только парень вспомнил, что вообще-то пришёл по делу.
- Я хотел поговорить с отцом, - сказал он.
- Ты не сможешь с ним поговорить, - ответила рассеянно доктор, разглядывая своё отражение в прозрачном пластике створок лифта.
- Моё звание недостаточно высоко, чтобы испросить императорской аудиенции? – пробормотал Синдзи.
Акаги заморгала и перевела взгляд на спутника.
- А? Нет, аудиенция… в смысле, Командующего Икари просто нет сейчас на месте. И в Японии нет.
- Когда он вернётся? – поинтересовался Синдзи, чувствуя одновременно облегчение – он будет объясняться не сейчас!.. – и раздражение – только-только храбрости набрался!..
- Не знаю, - кратко бросила Акаги. Посмотрела на хмурую физиономию Синдзи и сказала как будто оправдываясь: - Он мне не докладывает.
- Угу, - Синдзи вдруг стало интересно, кому докладывает отец. Он действительно словно император в Токио-3, но ведь кому-нибудь руководство «НЕРВ» подотчётно?
- Зама тоже нет, - добавила Акаги. – Впрочем… если твоё дело срочное и важное, ты можешь связаться с от… с Командующим.
- Нет, совершенно неважное, - отмахнулся Синдзи. – Неважное, как я сам…
Акаги хмуро поглядела на подростка, снова нырнувшего в пучину самоуничижения. Нельзя же быть… таким!.. вот бы существовало какое-нибудь оборудование, забивающее в извилины… ну, другой характер, что ли…
А Синдзи представил себе реакцию отца, если бы он вздумал связаться с ним по столь незначительному поводу. Небось глянул бы холодно с экрана через свои печные заслонки, облил презрением и отвернулся, велел бы заму… или ещё кому-нибудь подписать все документы и заняться билетами. Интересно, Акаги может заняться им? Нет, она по науке, в руководство не вмешивается. Тогда – кто?
- Мисато здесь? – поинтересовался подросток.
- Да. Бегает по административному, с кем-то там ругается.
Синдзи невольно подумал, что знает причину этой беготни и ругани. В который раз совесть кольнула отравленным шилом – это ты должен был бегать и ругаться, и с самого начала, с того момента, как узнал!.. Он вообразил, как стоит в кабинете Мисато и цедит сквозь зубы злые слова, едва сдерживаясь, чтобы не начать орать, как Аска, мешает японские, германские и почему-то русские ругательства… А потом Рей получает квартиру в их доме и под нескончаемые своеобычные шуточки опекунши запросто заходит в гости…
Он тряхнул головой, отгоняя на удивление яркую картинку – словно из альтернативной реальности посыл поймал, - и спросил Акаги:
- Так зачем я вам? Очередные тесты?
- Да, что-то вроде, - усмехнулась та, заметив, как Синдзи поморщился. – Не беспокойся, в контактной капсуле сидеть не придётся.
И то хорошо. Бесконечные многочасовые тесты на синхронизацию были полны либо лютой скукой, либо странными ощущениями, когда Акаги вдруг решала поэкспериментировать с какими-нибудь параметрами…
Они вошли в один из рабочих залов.
Взгляд Синдзи сразу привлекло кресло на небольшом подиуме. Рядом громоздились какие-то приборы, к компьютерам шли толстые пучки разноцветных проводов.
- Икари-кун, - от одного из компьютеров ему кивнула Майя.
- Ибуки-сан.
- Семпай, у нас всё готово, - отрапортовала девушка.
- Славно, - Акаги направилась прямо к креслу, жестом предложив Синдзи идти за ней. Она была похожа на алхимика в своей лаборатории. Парень представил её в остроконечной шляпе и чёрной развевающейся мантии. Акаги, с привычной ловкостью маневрируя, одолела пространство, загромождённое оборудованием. Синдзи подобным навыком не обладал и пару раз крепко на что-то наткнулся и едва не опрокинул. Выразив ему своё «фи», доктор Акаги усадила подопытного в кресло, к которому разве что ремней и оков не хватало. Сидеть было неудобно, и Синдзи завозился, снимая кобуру.
- Ты взял с собой пистолет? – удивилась Акаги.
- Так положено же, - буркнул Синдзи.
- Но ты обычно не носишь…
Подросток неопределённо повел плечами. Синдзи жаждет увидеть отца. Синдзи взял с собой пистолет. Доктор мотнула головой, в её создании причудливо сложились эти два факта. Не, быть того не может…
- Это не то ли самое оборудование, которое вчера взорвалось? – Синдзи небрежно повесил кобуру на стояк одного из приборов. Акаги ляпнула ему на виски и лоб присоски.
- Нет, другое. Такого форс-мажора больше не будет, мы всё переделали…
Заявление не прибавило Синдзи энтузиазма. На голову опустился шлем, который выглядел так, словно его склепал на коленке за час сумасшедший учёный. Стало темно.
- Показания получаю, - отрапортовала Ибуки.
- Ну и что?
- Семпай, нечто странное… - и тишина. Синдзи, ослеплённый шлемом, решил, что Майя гримасничает и жестикулирует, призывая Акаги подойти к ней.
- Ну, что такое, Майя? – лёгкие шаги и опять тишина, нарушаемая лишь шу-шу-шу. Синдзи с интересом прислушивался.
- Пик…
- Хоть какие-то…
- Может быть, чипы?..
- Сенсоры… нет не должно быть. Синдзи? – позвала Акаги. – Что ты сейчас чувствуешь?
Синдзи серьёзно поразмыслил.
- Ничего, - сказал со слабым удивлением.
- Ладно, полежи ещё немного, - сказала доктор.
Немного растянулось на полчаса. Синдзи слушал тихие голоса Ибуки и Акаги. Чего они шепчутся? Нашли что-нибудь серьёзное, вроде рака мозга? Хорошо бы…
- Подавленность, - выдала чуть более громким голосом доктор. – Меланхолия. Эмоциональный ступор. Синдзи, ты чем-то расстроен? Попробуй почувствовать что-то другое.
- Эта машина читает мысли? – Синдзи заинтересовался. Видимо, это пришлось кстати.
- На самом деле она снимает показания работы головного мозга, которые в комплексе некоторым образом можно интерпретировать именно как чтение если не мыслей, то эмоций… - Акаги замолчала. – Гм, дай-ка на экран ментаграмму Северова, сравним…
Тут Синдзи неожиданно для себя уснул.

Свет резанул по глазам – кто-то стянул с него шлем. Синдзи заморгал, болезненно щурясь.
- Я задремал? – с удивлением сказал.
- Ну да. А мы и не заметили сразу. Вставай.
Акаги отлепила присоски и вручила салфетку. Синдзи принялся оттирать гель.
- Всё?
- Да.
- Мне что-нибудь скажете?
- Нет.
Кто бы сомневался… Синдзи молча пожал плечами и повернулся, чтобы забрать пистолет.
И замер.
Кобура висела… как-то очень ловко, иначе и не скажешь. Кожа кобуры, металл и пластик пистолета, пряжки – и никелированные трубки-стояки. Всё это было исполнено какой-то соразмерности, гармонии.
Странное настроение. Казалось бы, ну, висит пистолет, ну и что? Странное восприятие окружающей действительности. Прямо хоть хокку пиши.
Рассветный солнца луч
Играет на клинке.
Вся жизнь – как эта вспышка.
Или нет, не так:
Дыхание Дао ощутил, увидев
Холодной стали блеск
Тьфу ты, стишное какое-то настроение… Синдзи неохотно разрушил гармонию, опоясался, затянул пряжки. Акаги с непонятным напряжением следила за ним.
- Я пойду?
- Да, конечно, спасибо, Синдзи, - с несвойственной ей торопливостью сказала доктор. Она отчего-то не бежала к приборам, а всё так же наблюдала за подростком. Одолев путь через лес приборов и счастливо избежав сетей из проводов, Пилот прошёл к двери.
- Синдзи, - окликнула его Акаги. Парень обернулся, Акаги замялась, что было совершенно для неё нехарактерно. – Запись работы твоего мозга во время сновидения давала странные результаты.
Синдзи молча смотрел на неё.
- Тебе когда-нибудь снятся кошмары?
- А вы как думаете, доктор? – резковато ответил подросток. Акаги отвела глаза, и Синдзи решил считать это за разрешение уйти.

Светлый коридор был пуст и гулок. Синдзи закрыл глаза, шагая у стены и ведя пальцами по ней. Гладкий холодный металл, гладкий тёплый пластик. Помещения и коридоры НЕРВ были отделаны чуть ли не в аскетическом стиле, никакой вычурности, ярких цветов, необычных интерьерных решений… В этом была своя гармония. Как в пистолете, например – всё просто и рационально.
Синдзи улыбнулся собственным мыслям. В Токио-3 он знал лишь два основных настроения. Тоска и угнетённость вперемешку с мгновениями абсолютного ужаса. Он сидел на уроках, играл на виолончели, просто бесился с друзьями – что бы он ни делал, его карма висела над ним, словно Дамоклов меч. Но сейчас отчего-то возможность умереть в следующее нападение Ангела вызывала у него не малодушный страх и не болезненное влечение к небытию, а сдержанное веселье.
Кажется, я стал находить иронию в своём положении… Синдзи подумал и решил, что это хорошо.
Ладно, отца нет. Чем бы заняться до его приезда? Снова отправиться без толку болтаться по городу, ощущая спиной внимательные взгляды «людей в чёрном», его охраны – и сторожей, конечно. Пойти домой, позвонить Тодзи, Айде, которые, верно, уже вернулись из школы. Попытаться отловить здесь Мисато и спросить, как быть со школьным пропуском, благо, опекунша не раз уже намекала, что запросто отмажет его, если вдруг захочется лишний выходной. Нет, ей сейчас точно не до него.
Пойти, что ли, на виолончели поиграть? Впервые за очень долгое время хочется… Тут мысли Синдзи о музыке совершили причудливый кульбит, и он задумался о другой гармонии.
- Чёрт возьми, варум нихт? – он тронул пистолет в кобуре, развернулся и решительно зашагал. – Если мне суждено завтра сдохнуть – отчего бы сегодня не повеселиться?

Тир был пуст.
Огромное подземное помещение без окон, серые стены, высокий потолок. Лампы простреливают светом дорожки, автоматы, что двигают мишени, выстроились перед чёрными кабинками. Фильтры сипели и чмокали, стараясь вовсю, но не могли избавить воздух от кислого запаха пороха.
Властелин тира, сутулый седой негр, восседал за длинным металлическим столом и лениво перелистывал какую-то старую мангу. При появлении Синдзи он отложил томик и вопросительно уставился на посетителя.
Икари-младший не торопился.
Он оглядел тир, опять удивляясь самому себе. Определённо, что-то странное творилось с его восприятием. Он словно наяву слышал это – гудение ламп и сервоприводов, таскающих листы пластика с чёрными силуэтами и кругами, лязг передёрнутого затвора и холостые щелчки курков, глухой кашель, гулкое уханье, хлопки выстрелов. Всё это сложилось в его воображении в некую гармоничную музыку.
Негр с интересом разглядывал замершего Пилота. Синдзи моргнул, возвращаясь в реальность, распахнул куртку, тронул рукоять пистолета и показал три пальца.
Негр кивнул на экран компьютера. Синдзи вложил карточку в прорезь, легко касаясь сенсорного монитора, нащёлкал заказ, негр сходил в подсобку и принёс снаряжённые обоймы. Пилот благодарно кивнул – спасибо, негр отмахнулся – моя работа. Никто из них так и не проронил ни слова, и Синдзи невольно подумал, что страж тира точно так же наслаждается воображаемой музыкой и не желает нарушать её звучанием грубых человеческих голосов.
Да что со мной сегодня?
Зайдя в одну из кабинок, Синдзи нацепил наушники и достал пистолет. Стукнул пальцем по монитору:
- Для начала так…
Рамка мишени со вставленным пластиковым листом послушно отбежала на заданное расстояние.
Вдох, выдох, дождаться подходящего момента в звучании воображаемой музыки, плавно потянуть спусковой крючок.
Бах!.. – враг опрокинулся, хватаясь за простреленное горло.
Синдзи опустил пистолет, мысленно проклял своё излишне живое воображение.
Подышал и выстрелил снова, навскидку.
Бах!.. – пуля угодила в плечо, и
Бах!.. – удар развернул противника, и следующая пришлась ровно в висок.
Интересно, отстранённо подумал Синдзи, а разработчики компьютерных игр-шутеров на самом деле представляют, что рисуют? Все эти веера крови, что так красиво ложатся на стены, все эти неэстетично разлетающиеся головы? Эффекты – порождения больной фантазии художников или воспоминания приглашённых консультантов, у которых есть практический опыт?
Бах!.. – снова плечо.
Бах!.. – правая рука.
Бах!.. – бедро – немного промазал. Давно не стрелял.
Бах!.. – правая рука.
Бах!.. – пистолет.
Бах!.. – опять пистолет.
Бах!..
Бах!..
Исстреляв обойму, Синдзи вынул её и передёрнул затвор, аккуратно положил пистолет на столик и тронул кнопку возврата. Мишень поехала в его сторону, парень с удовольствием изучил издырявленный человеческий силуэт. Он целился не в корпус и не в голову, а в правую руку или в угловатый пистолет с непомерно длинным дулом, который условный противник держал у правого бедра, словно выхватив из ковбойской кобуры.
Синдзи вставил вторую обойму, заменил мишень и погнал её на рубеж.
Бах!.. – выбитый выстрелом пистолет полетел в сторону. Враг опрокинулся, баюкая пострадавшую руку, потянулся за оружием левой. Скорее всего, пистолет был повреждён, но лучше не рисковать, и…
Бах!.. – простреленной кистью ни за что не схватишься.
Вгоняя пулю за пулей в пистолет, в локти и плечи противника, Синдзи израсходовал вторую обойму, заменил мишень и задал новое расстояние.

Аска, напевая сразу на трёх языках, шла по коридору и разве что не подпрыгивала. Похоже, Кацураги совсем забегалась с «предоставлением жилплощади», когда немка явилась к ней с вопросами, Мисато лишь нарычала на подчинённую, предложив не путаться под ногами и не приставать к начальству…
Несмотря на то, что её обругали и выгнали вон, Аска была весела. Мисато явно серьёзно взялась за дело, и значит, оно будет сделано. Рей переедет в самом скором времени. Не будет мозолить глаза Аске и отвлекать Синдзи!..
Вот и тир.
Подойдя к смотрителю, Аска заказала себе три обоймы. Седоголовый коренастый негр посмотрел на неё с непонятной иронией и вручил требуемое. Аска выбрала кабинку, надела наушники и приготовила пистолет к стрельбе. Пластиковый лист уехал на позиции, девушка вскинула оружие.
Стрелять она любила и умела. Кто-то справа из кабинки, расположенной за две от её, беззаботно дырявил свою мишень, но перестал стрелять, когда она открыла огонь. Аска с удовольствием изучила свою пластиковую жертву и покосилась на соседнюю.
Неизвестный стрелок принялся бить сериями по два, каждый раз попадая в голову мишени. За несколько секунд все патроны были расстреляны, рамка поехала к кабинке. Аска поспешила вернуть свою, заменила и задала расстояние побольше. Соседняя мишень вернулась на место раньше, но сосед стрелять погодил.
Аска затаённо улыбнулась и открыла огонь.
Корпус, голова, голова, корпус, плечо, - ах, промахнулась почти, но всё равно считается, голова, голова, шея…
Закончив стрелять, Аска вернула мишень, вытащила из держаков и выставила наружу как можно дальше, развернув пластиковый лист «лицом» к стрелку, выразительно тряхнула и торопливо спрятала обратно –правилами безопасности было запрещено этак высовываться. Интересно, оценил он или нет.
Мишень соседа отъехала чуть дальше, и грохнул один-единственный выстрел. Пуля пробила нижнюю часть мишени.
Аска довольно громко фыркнула.
Второй выстрел поразил примерно то же самое место. И третий. Аска передумала обидно гоготать, наблюдая удивлённо, как раз за разом пули вырывали клочья пластика из того места мишени, где был изображён пистолет.
Вот же пижон…
Пижон призвал мишень, снял её с держака, на пару секунд развернув – наверняка нарочно, чтобы показать Аске!.. Девушка высунулась, стремясь разглядеть не только мишень, но и того, кто её издырявил, и едва не вывалилась на дорожку. Вызов, да?.. Неизвестный соперник – она теперь именно так его воспринимала, - явно нарывался на трёпку. Первый начал!..
Хотя нет, спохватилась Аска, я первой начала. Ну и ладно!..
Она выстрелила… и промахнулась. Пуля продырявила пластик рядом с ухом силуэта.
Девушка опустила пистолет и подышала. Так, надо успокоиться. В бою ярость хороша, она позволяет лучше синхронизироваться с Евой, не чувствовать боли, её и собственной, двигаться быстрее и бить сильнее. Но стрельба в тире – это не совсем то, для чего надо подстёгивать себя злостью.
Вперёд, Аска.
Она вскинула пистолет и выстрелила. Будь у мишени прорисованы глаза, пуля угодила бы как раз между ними. Выстрел. Выстрел…
Девушка опустила пистолет и призвала мишень. «Голова» была густо издырявлена, однако. Аска вздохнула. Надо признать честно – она проиграла. Два промаха, и к тому же её мишень гораздо больше, чем та, что выбрал себе сосед. Пистолет – тонкий и вытянутый сектор поражения, очень неудобный. Интересно, кто этот ас? Наверное, какой-нибудь пожилой дядька, вроде чернокожего смотрителя тира, седой усач, отмеченный наградами и шрамами.
А если это?.. – девичье сердечко ёкнуло. Нет, Кадзи нечего делать здесь сейчас, вот ближе к вечеру его можно было застать. Нет, не он.
Но всё же, вдруг…
Ну так пойди да посмотри!.. – прикрикнула на себя Аска и высунулась из кабинки.

И тут же спряталась обратно.
- Этого не может быть, - сказала сама себе.
Высунулась.
Спряталась.
Поморгала.
Выглянула.
Скрылась.
Ущипнула себя за руку.
- Ну неправда ведь!.. – плачущим голосом сказала девушка.
Увы, такова была жестокая реальность. В очередной раз высунувшись из кабинке, она снова увидела его.
- Это ты?.. – с отчаянием спросила.
Синдзи оглядел себя и задумчиво сказал:
- Не уверен. Кажется, всё же я.
- Это какой-то фокус? – спросила Аска с надеждой. – На самом деле стрелял не ты?
- Нет, стрелял я, - сочувственно сказал парень.
- Подойди.
- Что?..
- Иди сюда, думкопф.
Синдзи не без опаски приблизился, Аска протянула руку и погладила его по щеке, оставив полосу оружейной смазки. Парень заморгал и покраснел. Аска слегка ущипнула его за щёку. И ещё раз, сильнее, потянув. Синдзи протестующе замычал, Аска вздохнула и отпустила, он отпрянул, потирая пострадавшее место.
- Это не маска, - констатировала девушка убито. Синдзи виновато дёрнул плечами.
- Не маска.
Сорью сдавленно застонала и сползла по стенке кабинки вниз, обхватив голову руками.
- Что за ерунда?!. – вопросила зло. – Почему ты стреляешь лучше меня?!.
- Извини, - ляпнул парень.
- Не извиню!.. Этого не может быть – ты просто не способен сделать хоть что-то лучше меня!..
Синдзи усмехнулся.
Нет, он не улыбнулся уголком рта, пряча веселье, он издал отчётливое «Ха!..» и растянул губы в издевательской ухмылке. Аска удивлённо посмотрела на него сверху вниз.
- Не самом деле я во многом тебя превосхожу.
- Что?!.
- Ты слышала.
- Синдзи… умереть хочешь?!. – жутким голосом спросила Аска, медленно воздвигаясь на ноги. Синдзи вдруг вспомнился какой-то военный ролик – огромный вездеход едет по заснеженной равнине, останавливается, и труба пускового устройства межконтинентальной баллистической ракеты поднимается с такой же медленной зловещей неотвратимостью…
Он усмехнулся шире, откровенно нарываясь.
- О, конечно, поколотив меня, ты утвердишь свою точку зрения.
Аска мотнула головой. Что с этим парнем? Его словно подменили. Она сжала кулаки, подышала, стараясь успокоиться.
- Ладно, - сказала почти спокойно. – Что ты можешь делать лучше меня?
- Ну, - Синдзи сделал вид, что задумался. – Готовлю я уж точно лучше.
- Чего?!. – возмутилась Аска. – Да я признанный спец по кулинарии!
- Кем признанный?
- Да мои фирменные блюда, если хочешь знать…
- Да.
- Что – да?!.
- Да, я хочу узнать твои фирменные блюда.
Аска пошевелила губами, вспоминая тяжеловесные немецкие проклятья. Ну да, она же ни разу не готовила им…
- Ладно, сегодняшний великий день тебе надолго запомнится. Аска Лэнгли Великолепная будет вам готовить!.. Вот увидишь…
- С удовольствием увижу и попробую. Но не только сегодня. День – недостаточно, чтобы распробовать чью-то еду. Может быть, ты можешь почти профессионально готовить лишь пару-тройку блюд? Как насчёт… - Синдзи задумался, - недели?..
Аска стояла с открытым ртом, осознавая. Её только что взяли на «слабо», и кто?!.
- Ну ты… я… Синдзи, я тебе… я тебе такое… - проикала девушка.
- Да? – парень вскинул брови.
- Такое приготовлю!.. – судя по тону, Аска представила себе его сердце на тарелке. Синдзи нарочито облизнулся. – Но на неделю не рассчитывай. Дня три, скажем… и только если ты поучишь меня стрелять!.. – добавила девушка и замолчала.
- Вот видишь, - сказал Синдзи. – Ты сама признала, что и стреляю я лучше тебя.
Аска уже забыла, с чего всё началось.
- А, да… то есть что это я говорю – нет, конечно же, нет!.. Я… - она беспомощно глянула на Синдзи. – А как это у тебя получается? – спросила жалобно.
Парень усмехнулся, но не с покровительственно, как ожидала Аска (ох и врезала бы она ему тогда!) – а печально.
И вдруг откашлялся,
- Вся дичь в лесах и теснинах, - японский акцент, с которым произносились слова второго родного языка, резанул ухо,
Орлы на горных вершинах…
- Что ты несёшь? – оторопело спросила Аска.
- Всё наше, наше, наше, виват!..
Пусть звуки рогов раздаются,
Пусть вдаль веселее несутся…
- Узнаёшь? – спросил Синдзи, прервав своё фальшивое пение.
Нет, не фальшивое…
- Акцент у тебя, конечно, ужасен, - снисходительно сказала Аска, - но в ритм попадаешь, и голос неплох… Да, узнала. Это Der Freischutz. Но к чему ты вообще вспомнил эту оперу?
- Потому что я – он и есть.
- А? – переспросила Аска.
- Я – волшебный стрелок, - и Синдзи вздохнул.

Аска с подозрением разглядывала вафельный рожок. Изучила кофе в маленьком стаканчике, с кипой пенки и сердечком из шоколадной крошки поверх. Недобро взглянула на парня:
- Откуда знаешь?..
Синдзи пожал плечами:
- Ты всегда покупаешь такое мороженое и кофе.
- Ты что, следишь за мной? – нахмурилась девушка.
- Очень надо!.. – фыркнул Синдзи.
Подростки сидели в кафетерии на рекреационном этаже пирамиды НЕРВ. В этот час здесь было пусто, и только сонная кудрявая дама принесла им заказ, кажется, даже не проснувшись, и снова удалилась дремать за стойку.
- А моё какое? – вдруг спросил Синдзи.
- М-м-м? – Аска слизнула пенку кофе с верхней губы.
- Какое моё любимое мороженое? Кофе?
- Вот это, - Аска ткнула пальцем в заказ Синдзи. Тот с улыбкой покачал головой. – Ну, откуда мне знать, я не слежу за тобой, как ты за мной.
- Это обычная наблюдательность. У меня просто есть глаза. И я умею ими пользоваться.
Аска сердито куснула мороженое. С хрустом прожевала, облизнулась:
- Да. Глазами пользоваться умеешь. Это что, глазная мутация какая, твоя ненормальная меткость? Как в аниме?
Синдзи засмеялся.
- Мы что, по-твоему, в аниме?
- Знаешь, мне иногда кажется, что да, - сказала Аска. – Давай, «волшебный стрелок». Ты обещал рассказать.
- В общем, - Синдзи задумчиво выводил пластиковым черенком ложечки узоры на своём тающем мороженом, - это называется «интуитивная стрельба».
Аска шевельнула губами, беззвучно повторяя словосочетание.
- Что-то слышала, - энергично кивнула девушка. – То есть ты стреляешь, не целясь, и всегда попадаешь?
- Не всегда, - Синдзи покачал головой. – Но довольно часто. Это не такой уж редкий дар – но выявить его непросто при традиционном стрелковом обучении. Мне Мисато всё это рассказала… она знала лишь одного человека, способного так стрелять – какого-то русского. И у меня вот… выявился!.. – зло выплюнул он и свирепо воткнул ложечку в своё мороженое.
Аска с удивлением смотрела, как он зло терзает пищевой продукт.
- Ты как будто не рад. По-моему, круто.
- Круто, - без особого энтузиазма отозвался Синдзи. – Именно потому я стрелял из мегаружья… из «Единорога».
Он поднял взгляд, Аска вздрогнула. Синдзи раздвинул губы в полуулыбке-полуоскале.
- Это я должен был её защищать. Моя «Ева» мощнее, лучше отлажена. Машина Рей меньше и легче, и на ней стоит стрелковый комплекс, вычислительные мощности которого как раз под снайперскую стрельбу заточены… Но из-за поля Рамиила толку от него не было никакого. Рейлган был собран на скорую руку, на живую нитку, его не успевали отладить, протестировать… Мисато сказала, что здесь нужен кто-то с моим талантом. Из-за его луча мой первый выстрел… - он неопределённо дёрнул головой. – Я промахнулся, и Рей на своей слабой машине…
Чашка кофе в его руке заплясала, и парень торопливо поставил её на стол, несколько раз сжал и разжал кулаки, унимая дрожь. Аска вдруг заметила то, чего никогда раньше не замечала.
- Эти шрамы…
Синдзи торопливо повернул руки ладонями вниз.
- Когда ты за её капсулу схватился?
- Да, - неохотно буркнул Синдзи, схватил своё мороженое и засунул в рот едва ли не целиком, давая понять, что не желает продолжать эту тему.
И при столь трогательной заботе ты даже не знал, что она живёт в таких трущобах, – Аска наконец-то вспомнила, за что сердилась на Синдзи вчера и сегодня утром. Но вслух сказала почему-то совсем другое:
- Так ты поучишь меня стрелять?
Парень уставился на неё. Аска едва не расхохоталась, его вид с раздутыми щеками был невероятно забавен. Она сдвинула брови, Синдзи торопливо заработал челюстями, сделал титанический глоток:
- Уф!.. – торопливо запил кофе. – Да. Нет.
- Что значит – да, нет?
- Нет, я не поучу тебя. Просто не умею. Да, я скажу Мисато. Может быть, она что посоветует. Можно сейчас сходить.
- Прямо сейчас, пожалуй, не стоит. Она бегает, выбивает квартиру для Рей.
Синдзи опустил взгляд, его уши заалели. Ага, злорадно подумала Аска, но парень почему-то не стал извиняться и оправдываться.
В молчании они прикончили кофе и мороженое.
- Ещё что-нибудь, молодые люди?
Синдзи поднял взгляд, Аска, сидящая спиной к стойке, оглянулась. Дежурная улыбка кудрявой официантки вдруг приобрела вид неаккуратно наклеенной, она заморгала, переводя взгляд с Синдзи на Аску, на кобуру пистолета под распахнутой курткой парня, на красный обод, схватывающий волосы девушки.
- Нет, спасибо, ничего не надо, - сказала Аска вежливо. Кудрявая что-то пискнула и скрылась за прилавком. Подростки недоуменно переглянулись, Синдзи пожал плечами.
- Что это с ней?
- Узнала.
- Кого?
- Нас, конечно!..
Синдзи недоуменно сморгнул.
- Ты хоть знаешь, насколько ты… мы знамениты? – вздохнула Аска, возводя очи горе.
- Ты хоть знаешь, насколько мне это неинтересно? – Синдзи очень похоже спародировал её вздох. Аска застыла с раскрытым ртом, не зная, стукнуть его или рассмеяться.
Пока она пребывала в размышлениях, Синдзи поднялся и застегнул куртку.
- Почему ты сегодня с пистолетом? – спросила Аска.
- Нам положено его носить.
Убрав за собой посуду, они вышли из кафетерия и двинулись по зоне рекреации.
- Раньше ты что-то не очень соблюдал эти правила.
- Я с отцом хотел… - Синдзи споткнулся, - поговорить…
- И для этого взял пистолет? – полюбопытствовала Аска.
- Угу, добрым словом и пистолетом, - пробормотал Синдзи, с изумлением вспоминая, зачем собрался истребовать «аудиенции» у отца. Я что, в самом деле всерьёз хотел… сбежать?..
- Агрессивные переговоры, да? Интересно, о чём таком ты хотел говорить, экипировавшись подобным образом?
- О жизни, - сказал Синдзи.
Понятно, не желает отвечать…
- Синдзи.
Парень молча двинул плечами – что?
- Какое твоё любимое мороженое?

+1

14

Не омак, не интерлюдия, так, написалось вдруг. Тема Зеркала мне всегда казалась нераскрытой. Любопытно, что скажет почтенное собрание

Неведение Джоан Роулинг
Сентябрь.
Заботы.
Слова-синонимы, по крайней мере, для директора Хогвартса. А вы как думали – занял высокий пост и сиди себе там, высоко, да лимонные дольки трескай, а вопросы управления сами собой разрешатся магически? Ага, как же. Уйма проблем, тьма затыков, бесконечные списки дел, и всё это требует директорского пригляда, за всё ответственен он, Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, Верховный Чародей Визенгамота, кавалер ордена Мерлина первой степени, председатель Международной Конфедерации Магов, директор лучшей в Европе Школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс», будь она неладна от подвалов до шпилей, особенно в начале осени.
Ну, мелочь можно переложить-таки на замов да на тех невезучих, попавших под руку учителей, и забыть. Часть серьёзных дел можно тоже скинуть, но контролировать. И есть вопросы, решение которых никому не доверить, и приходиться, заткнув бороду за пояс, крутиться, вертеться, успевать, спорить, доказывать, подписывать, договариваться, давить авторитетом, умасливать, чуть ли не шантажировать и давать взятки.
Вот что такое управлять огромным неуклюжим механизмом под названием «Школа чародейства и волшебства».
Кто бы мог подумать, что когда-нибудь он будет проклинать «тот день, когда я впервые сел за баранку этого пылесоса», и с ностальгией вспоминать время, когда он дрался с бывшим приятелем на смертном поле, где по обе стороны сошлись в жестоком бою маги и магглы. Как хорошо тогда было, как просто и понятно, там плохие, мы хорошие, вперёд, за Магическую Британию и маггловскую королеву…
В общем, сентябрь – морока и суета. Нечасто в начале осени директору выпадает возможность героическим усилием одолеть назначенные на сегодня сонмы управленческо-бюрократических вопросов и просто передохнуть с книгой в руках, прикусывая чай с толикой огневиски тем самым маггловским мармеладом, ставшим притчей во языцех.
И, разумеется, не могло не случиться…
По обеим сторонам Статута о Секретности этот закон известен под разными именами, и сформулирован по-разному, но постулирует одно и то же. Если неприятность может случиться, она случается. Редкий отдых непременно испортят. Кайф обязательно обломают.
Нет, в кабинет не ломились бестолковые замы с никчемушной проблемой наперевес, не рвались завхозы, размахивая квитками насчёт отгрузки угля, даже лесник не выломал случайно дубовую дверь, робко постучав насчёт поставок драконьего навоза. На сей раз кайфоломом выступил сам Хогвартс.
Всё же произошло то, что случалось со дня основания Хогвартса не чаще чем раз в полусотню лет. Он начал уже глупо надеяться, что во время его директорствования (повторите быстро трижды: директорствование, директорствование…) этого не произойдёт.
И – пожалуйста вам, не миновала чаша сия. Двадцать шестого сентября сего года, под самый вечер, феникс встрепенулся на своём насесте, тихо завёл скорбную песнь. На высоком шкафу старая потрёпанная Шляпа шевельнулась, от неё послышалось покашливание и бормотание. Изображённые на портретах спящие люди зевали, встряхивались, приветствовали друг друга и обращали взор на старого человека, сидящего в кресле за директорским столом.
- Директор, - позвала Шляпа скрипучим голосом.
- Школьный голова, - окликнул один из изображённых на портрете.
Феникс пропел длинную вопросительную фразу.
- Я знаю, - отозвался Дамблдор сразу всем.
- Мне жаль, мальчик мой, - промолвил портрет. – Нам всем жаль.
- А уж мне-то как жаль, - директор медленно кивнул. Выдохнул, заложил вульгарный маггловский детективчик пером феникса и отложил книгу, откинулся на спинку высокого кресла и сплёл пальцы, прикрыв глаза.
Говори со мной, Замок Вепря!..
Он отозвался не сразу, но скоро возникло ощущение присутствия огромной равнодушной силы. Ещё немного, и директор увидел. Сияющие нити Сил сплетались, пылали, образовывали причудливые узоры, постоянно меняющиеся. Стихийные энергии – вечная пляска ветров над черепичными крышами, мятущееся пламя в каминах, голубые потоки вод озера, мощь камней в основании древнего строения. Дальше, дальше… Отсветы магии бежали по рунам, защитные чары смыкали кольца вокруг замка, озера, леса, всей долины. Ещё дальше, ещё подробнее… Нейтральная мана бежала по энергопроводам, электрические элементали питали замок током, в подвале сонно ворочался демон, свернувший чешуйчатое тело внутри уранового котла.
Наконец невероятный узор детализировался в достаточной степени, чтобы директор увидел и людей. Преподаватели и старшекурсники стараются быть степенными и неторопливыми. Ровный мягкий свет Белых магов и муаровая сияющая тьма некромантов и демонологов, «шерстинки» и «пёрышки» в аурах анимагов и оборотней, запах листвы от друидов. Младшие ученики мерцают, носятся из стороны в сторону и в физическом смысле, и в магическом. Бросаются из крайности в крайность, искры их то разгораются звездой, то инвертируются в чёрные дыры, выдают поочерёдно все символы, аж в глазах рябит – хотя директор, конечно, видит их сейчас не глазами. Очень немногие в этом возрасте определились с полюсом силы, и не надо говорить нам о врождённых склонностях, о семейных предназначениях, Хогвартсу лучше знать…
Вот оно.
Теперь он знал, где.
В том самом месте фрагмент узора замка был неподвижен, оплетая тёмную, будто ржавчиной тронутую искру.
Директор открыл глаза, выходя из транса. Феникс порхнул на плечо, песня волной бодрости прокатилась по старым жилам. Директор пошевелился, разминая затекшее тело, встал и вышел из своего кабинета.
Ну что ж, осталось выяснить, кто.

На первую часть ответа он наткнулся прямо за углом. Профессор маггловедения, вчерашняя практикантка, шла по коридору и недоуменно крутила головой, разве что рот не открывала и, конечно, среагировать не успела. Отскочила, извинилась, смутилась, покраснела, попыталась спросить, где находится, снова смутилась, извинилась…
- Нет, вы правильно шли, - сказал директор, спокойно подождав, пока у девушки – как бишь её, кончился «завод». Выбор Хогвартса поставил его в тупик. Из магглов, не слишком сильна, что в ней такого особенного? – Просто замок перебросил вас прямо сюда… профессор Роулинг, - вспомнил он.
Бывшая практикантка закрыла рот, поморгала и выдала:
- А зачем я… понадобилась замку… или вам… здесь?.. Директор Дамблдор, - торопливо добавила.
- Следуйте за мной, профессор, - сказал директор, возвращаясь мысленно в прошлое. Тогда была самая середина его учительского срока (повторите быстро трижды: учительствование, учительствование…). Наверное, он так же удивлённо крутил головой, открыв дверь своей комнаты и вдруг оказавшись под горгульей. Из ниши которой через минуту показался высокий, лысоватый директор Диппет и велел молодому (ну, относительно) Альбусу следовать за ним. И так же они спускались вниз, не встретив никого, хотя недалеко то и дело слышались звонкие детские голоса и солидные речи старшекурсников.
Впрочем, сейчас директор и учитель пошли в другую сторону. Бывшая практикантка пыталась смотреть во все стороны, как будто никогда здесь не была. Может, и вправду не случилось ей – года не хватит, чтобы целиком изучить Хогвартс.
Но почему же замок пожелал, чтобы это была она?
- Директор, а они не слишком… шалят? – спросила Джоан, когда из соседнего коридора рванулся треск заклинаний.
- Ничего, пусть их, - сказал директор. Девушка подскочила от переливчатого вопля диких команчей и звуков, напоминающих выстрелы.
– Как-то это чересчур.
- Всё в порядке, пусть сбросят напряжение первого учебного месяца. Завтра, конечно, мы их приструним, но сейчас пусть себе дурят, бесятся и ходят на ушах. Замок за ними присмотрит.
- А?!. – девушка заморгала, ошарашенная то ли маггловскими идиомами из уст директора, то ли идеей замка, который «присматривает» за детьми.
- Ну конечно, из молодых мало кто даёт труд себе задуматься, - директор поймал себя на том, что ворчит, как старый дед. – Хогвартс лучшая школа чародейства и волшебства. Во время упадка в нём на всех курсах набиралось не более сотни учеников, а сейчас сколько? Обретённые и древнеродные, белые и цветные, европейцы, азиаты, американцы, африканцы. Выходцы из разных стран, с разным строем, от демократических до тоталитарных (что суть одно и то же), из всех слоёв общества, от аристократии до трущоб (в принципе, почти одинаковые гадюшники), у всех – разные характеры и привычки, среды обитания, магические практики. Языки – ерунда, на то есть магия, но говорящие на одном языке не поймут друг друга, если их миры раньше не пересекались никогда.
Задумывались ли вы, отчего при всём этом… Вавилоне, ни одному ученику не случалось серьёзно пострадать в Хогвартсе? Школа известна своей совершенной безопасностью. Да, дело именно в том, что сам замок присматривает за детьми… - директор осёкся. По-прежнему не встречая никого на своём пути, они вошли на технический этаж, прошли мимо расставленных в коридоре древних еврейских големов-слуг.
- Основатели проделали невероятную работу, - тихо проговорила Джоан. – Этот замок, он почти живой.
- Без «почти», - вздохнул директор. Они миновали ряд современных японских роботов-пылесосов и остановились напротив двери. – В самом деле живой.
Тяжёлая дверь открылась без скрипа. Внутри было пыльно и сумрачно. Директор пошёл вперёд, маневрируя среди мебельных завалов.
- Директор, а зачем мы здесь? – робко спросила Джоан.
- Вот зачем.
Обогнув очередную деревянную гору, самый старый чародей Хогвартса и самая молодая профессор остановились. В пыльном углу стояло красивое зеркало, высотой до потолка, в золотой раме, украшенной орнаментом. Зеркало стояло на подставках, похожих на две ноги с впившимися в пол длинными когтями. На верхней части рамы была выгравирована руническая надпись. По серебряной поверхности бежали сполохи, их пульсация казалась неестественной, безумной, гипнотизировала и манила.
Девушка судорожно вздохнула и попятилась.

Отредактировано Лунатик (26-09-2014 02:52:49)

+12

15

Девушка судорожно вздохнула и попятилась.
- Это ведь Зеркало…
- Ага, оно самое, - буркнул директор, подходя и вынимая палочку. – Не бойтесь, оно безопасно… сейчас.
- Но что такая вещь делает тут? – поколебавшись, девушка приблизилась. – Конечно, самые задворки замка… но и сюда может забрести какой-нибудь первокурсник и заглянуть в него.
- Это уже случилось, - сказал директор, поводя палочкой. Туман рассеялся, и перед ним предстала вторая часть ответа.
…Радужные пряди обвивали его, то пряча целиком, то вновь открывая взорам людей. Он стоял по ту сторону серебряной глади, вытянув руку – тощий мальчишка в мантии не по росту, со встрёпанными чёрными волосами. На лице его было написано удивление, восхищение, в глазах плыли радужные огни. Что-то он видит?
Джоан сдавленно вскрикнула.
- А… как?!. Но ведь… если Хогвартс защищает, как же тогда?!. Надо… надо помочь ему!.. – она уставилась на директора так, словно ожидала, что величайший волшебник столетия сейчас невозмутимо запустит руку в Зеркало и вытащит ученика к себе, погрозит магическому артефакту пальцем и изречёт какую-нибудь высокомудрую сентенцию.
- В этом нет смысла, - тихо сказал Дамблдор.
- Если попробовать… а?.. – девушка ошарашено уставилась на него. – Но ведь нельзя оставить его там, как же так… Позвать на помощь, может быть, все вместе… Собрать самых сильных магов…
Директор покачал головой.
- Окажите любезность, - протянул планшет, который прихватил из своего кабинета, девушка машинально взяла. – Эта современная техника… Найдите мне его. Он первокурсник.
- Да, я его помню, шрам приметный, а имя… какое-то простое, незапоминающееся. Но директор, как… и что… что вообще происходит?!.
Дамблдор нетерпеливо кивнул на планшет, и девушка со сноровкой непостижимой для кого-то из старших поколений принялась пролистывать дела.
- Эм… вот он, я нашла. Действительно, как я могла забыть, Га… ха… кха… кех… х-х-ха?!.
Она изумлённо уставилась на директора. Тот кривовато усмехнулся и взял планшет.
Хмурый лохматый мальчишка ответил ему взглядом маленького озлобленного волчонка из-под низкой чёлки. Худое лицо – никогда не ел как следует, жёстко сжатые губы: «я не жду от мира ничего хорошего». Улыбался ли он когда-нибудь в жизни так, как улыбается сейчас, чисто, открыто и радостно? Строчки досье скупы. Директор провёл по экрану корявым пальцем. Родители погибли в автокатастрофе, разбились спьяну, ребёнок был с ними, спасся чудом, лишь немного поранился… чудо именуется «непроизвольное проявление детской магии», вот откуда этот уродливый шрам. Приют… Приёмная семья, возвращение в приют через три месяца, другая, с тем же результатом и тем же сроком… да, малолетний нервный волшебник – не то, что магглы легко примут.
И жутковато становится от странного совпадения с историей пятидесятилетней давности. Вновь круглый сирота из приюта, обладающий сильным и своеобразным талантом… и смертоносным, потому ему не дали раскрыться – тут, в реальном мире.
Он повернул планшет.
- Что это? – прошептала девушка, глядя, как буквы досье заплясали, исчезая. – Директор… почему я не могу назвать его имя?
- Потому что это имя не должно быть произнесено.
Мальчишка следил исподлобья. Фотография пропала последней.
- Зеркало стирает из реальности того, кто отразился в нём. Скоро все связанные с ним воспоминания исчезнут – нет, все события его жизни, как прошлые, так и будущие, окажутся неслучившимися.
- И это… необратимо? Зеркало его убило? Но вы, вы же говорили, что Хогвартс… - шептала профессор, на глазах которой рушилась прекрасная сказка.
- Хогвартс защищает учеников, - тяжёло сказал директор.
- Так-то он их защищает?!. – заорала девушка, указывая на Зеркало.
- Именно так. Замок опекает даже тех, кто уже закончил учёбу. Разумеется, в большом мире Хогвартс не может прикрыть всех, и предотвращает лишь самые серьёзные случаи. С помощью вот этого.
Он указал на Зеркало, повторяя её жест.
- Инструмент древних магов, обладающий собственной волей, способностью принимать решения, оно видит грядущие величайшие бедствия… и предотвращает. Начисто отсекая ветвь будущего, ведущего к ним.
Джоан, уже шагнувшая к Зеркалу с палочкой наперевес – истинный паладин Света, – в недоумении остановилась.
- При чём здесь возможное будущее?!. Оно сожрало мальчишку, а вы мне про какое-то…
В Зеркале замерцали радуги, изображение мальчика подёрнулось пеленой. Возникли картины – торжественные шествия, восторженные толпы на улицах, скандирующие в едином порыве то ли кличи, то ли имена, флаги, хоругви, летящие из окон цветы. И – костры на площадях, плахи, виселицы, рвы с убитыми, пылающие дома, полчища крыс в мёртвых городах. Танк, проезжающий сквозь дом, голем, взламывающий защиту древнего замка, идущая в атаку немо вопящая пехота, всполохи боевых чар, зарево над мёртвым городом. И лица людей, мужчин и женщин, величественные, одухотворённые, страстные.
Директор отлично знал историю, но он узнавал далеко не всех, и многих не успевал называть:
- Мордред, Торквемада, Завулон. Хелег Вечный, Николя Фламель, Мак-Клауд. Джейкоб Брюс, Тёмная Жанна, Гриндевальд. Что бы сталось с нашей историей, если бы их не было? А что бы было с нами самими, если бы их было вдвое больше?
- Я не понимаю… - девушка смотрела, как череда картинок вновь сменяется зачарованным мальчиком.
- Да, оно, по вашему выражению, сожрало мальчишку. Иногда достаточно убрать один лишь камень в основании пирамиды, чтобы она вовсе не была построена. Зеркало прозревает будущее. И раз в полвека, обычно реже, может случиться так, что оно забирает человека, ученика – вместе со всей его историей, чтобы предотвратить кровопролитие.
Он повернулся к мальчику за серебряной поверхностью.
- Назовите его любым из упомянутых мной имен. Величайший маг. Алхимик, некромант, пророк, святой. Богоравный герой. Величайший преступник. Потрясатель вселенной. Вот кто он такой, краеугольный камень грядущих чрезмерных изменений общества… которые могут уничтожить то самое общество… и которые уже никогда не произойдут.
- Директор Дамблдор?.. Вы хотите сказать, что…
- Хогвартс защищает своих детей, - повторил он вновь, убеждая в этом и самого себя. – Даже и от них самих, когда нет выбора. Ученик, юный талантливый маг, обещающий стать великим, неважно, на стороне ли Света, Тьмы, тот, кто принесёт неисчислимые бедствия. Слишком много крови в его будущем, слишком мало возможностей повлиять на него как-то иначе. Зеркало призывает его в какой-то закоулок замка и отражает, забирает в себя целиком. Не убивает, нет, но погружает в идеальную грезу, показывая то, что он хочет видеть. Можете, кстати, посмотреть, - просто попросите у Зеркала и убедитесь, что он счастлив сейчас. Во всяком случае, гораздо счастливее, чем юный Га… кэх… - был бы, окажись он причиной кровавых потрясений.
Сам он уже полюбопытствовал содержимым иллюзии. Нелюбимый ребёнок в приёмной семье, чудесный подарок на день рождения – волшебный мир. Правда о магии, родители – герои, погибшие в великой войне, искажённый Хогвартс, маленький и смешной, ужасный враг, спасение мира… В общем, что-то донельзя банальное, примитивный сюжет, основанный на кривом отражении фактов реальной биографии и ожиданиям мальчишки, жаждущего силы, дружбы и любви, желающего быть особенным… Избранным.
Что ж, он и стал им.
- Все уже забыли, что был такой ученик. Его имя и биографию помнят лишь директор… и второй Избранный. То есть Избранная.
Он чуть поклонился девушке, на лице которой читалось потрясение, гнев и ужас.
- Возможно, вы хотели бы забыть и мальчика, и то, что делает Зеркало ради всеобщего блага… мне жаль, но Хогвартс выбрал вас, как когда-то выбрал меня. Это останется с вами на всю жизнь. Мы можем обсуждать это друг с другом, хотя и не называя имени. Мы можем приходить сюда – только мы способны найти это место, увидеть Зеркало и попросить его, гм, дать отчёт о иллюзорной жизни. И больше мы ничего не можем. Только смириться и помнить. Вы понимаете, Джоан?
- Да, - тихо сказала Джоан и, поколебавшись, убрала палочку. Лицо её сейчас казалось гораздо взрослее – интересно, а молодой преподаватель трансфигурации также накинул несколько годков после разговора в старом заклинательном зале тогда, пятьдесят лет назад? И он тоже смотрел с гневом и почти с отвращением? – Я… я понимаю это. Но принимать отказываюсь. И не смирюсь. Я буду приходить сюда и смотреть в Зеркало. И когда-нибудь, слышите вы, старый д… д-д-директор, рано или поздно, так или иначе, я добьюсь того, что его будут помнить и называть его имя, я всё равно освобожу его из Зеркала, выпущу из этого пыльного чулана!..
И когда губы её мгновенно онемели в попытке произнести имя мальчика, отныне и навсегда заточённого в Зеркале, среди чудесных иллюзий, она ещё раз молча повторила свою клятву.

Отредактировано Лунатик (26-09-2014 02:53:28)

+11

16

Замечательно, коллега! Просто замечательно! Спасибо вам!

Маленький тапок: думаю, вы сами заметили, у вас в тексте HTML коды, а надо ВВ -коды (с квадратной скобкой)

0

17

На "Ф-бук" залил токачто, и вытащил из окна редактирования, вечно мне эти теги застревают... Вроде всё пофиксил.
Вообще тема Зеркала и Матрицы богатая можно создавать бесконечные лабиринты иллюзий, длинные, как Санта-Барбара. И, казалось бы, идея сама собой напрашивается - всё приглючилось в зеркале Поттеру-Тому-Альбусу-самой Ро. Вообще-то ожидаю, что ейчас кто-н завопит что-н типа: "Всё это уже было, фанфик такой-то, перелепил бездарно "контрл-си - контрл-вэ", портач!

0

18

Лунатик
Кто завопит - тот сразу быстро отвопится...
Администратор я тут или поссать, пардон, вышел ? :-)  :-)
А тема, да, интересная, согласен. Можно многое напридумывать...

0

19

Лунатик
http://read.amahrov.ru/smile/viannen_89.gif    http://read.amahrov.ru/smile/good.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_good.gif    http://read.amahrov.ru/smile/clap.gif 
Интересное раскрытие опостылевшей темы вселенной палочкотыков и авадометателей.

У Визивула в "Ворон. Подлинная история лорда Северуса Тобиаса Снейп-Принц." ЕМНИП Шекспир был равенкловцем, использовавшим некоторые из случаев в Хогвартсе, а Толкиен -сквибом. Так что мысль о Джоан Роулинг, равенкловке (хафлпаффке ли гриффиндорке?) написавшей о потерявшемся преемнике Тома Риддла вполне логична.

0

20

Тут не завопят, а вот на фикбуке могут.... Но вообще-то, это великолепно, да.

0


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Творчество Лунатика